Ублюдок - Фанфики/Форум
06:20 | Понедельник 05.12.2016
Главная | Вход Отдай свою энергию, Гость
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Фанфики/Форум » Фанфики в работе » фанфики категории гет » Ублюдок
Ублюдок
БагираДата: Понедельник, 23.02.2015, 10:09 | Сообщение # 1
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Автор: Багира
Персонажи: Лорды, Берилл, антогонисты др. сезонов, упоминаются сэншии Лунная Династия.
Рейтинг: NC-17
Тип: гет
Размер: макси
Жанр: Angst, Darkfic.
Статус: в работе
Дискламер: ни на что не претендую.
Аннотация: Почемуиз четырёх Лордов у одного Джедайта короткие волосы? Может ему просто так удобнее – может… А может это – показатель статуса при Королевском дворе? Показатель происхождения, чистокровности, который он не имеет права изменить ни в одну из своих жизней. Тогда, как протекала самая первая жизнь демона-полукровки, в мире, где всё решает происхождение и магическая сила, где награда за победу – жизнь, а плата за ошибку – смерть или вечное рабство?..Предупреждение: море крови, хладнокровие и жестокость.

http://darklight-star.ru/forum/15-899-1


И да умоются кровавыми слезами те, кто не верит в наше миролюбие.

Сообщение отредактировал Багира - Понедельник, 23.02.2015, 11:45
 
БагираДата: Понедельник, 23.02.2015, 10:16 | Сообщение # 2
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава1.Замок.   

В мареве знойного дня, невдалеке от дороги, возник мальчик. Невысокого роста, хрупкого телосложения, с худенькими плечиками, и тоненькими, как ниточки, ручками. Простая мешковатая рубашка, серая от пыли, рваные на коленях штаны и торчащие из-под них тонкие ножки – он буквально растворялся на фоне пейзажа. Золотые волосы таяли в солнечных лучах, а глаза казались кусочками неба. Мальчик осмотрелся – не видел ли кто его возникновения из воздуха, и убедившись, что свидетелей нет,
направился к замку. Стены родового гнезда впечатлилиего.Они высились над головой и уходили в облака; шпили башен, казалось, царапали небо; многоуровневые бойницы напоминали рой диких лесных пчёл. Джедайт не знал, что это такое, но чувствовал, что догадывается об их предназначении, и от этого понимал, что влюбляется в эти стены. Ни что на свете не могло идти ни в какое сравнение с его родным городом. Да, уже его. Да, уже родным. Он поднял голову и закрыл глаза. Сейчас он войдёт в этот город и пройдёт по своим улицам. Волнение захватило ребёнка:скоро он увидит своего отца. Интересно, он сильно обрадуется? А праздник в его честь будет? А большой? Где он будет жить? У него будут слуги? А много? «Жаль, что мама не дожила доэтого дня. Почему же она сама не собралась, и мы не поехали раньше? Ведь если бы она поехала раньше, то жители той деревни не признали бы её ведьмой, и не убили бы! И она осталась бы жива! Папа наверное сильно расстроится, узнав об этом. Почему он ни разу не навестил нас? Наверное у него было много дел.»В этот момент его кто-то сильнотолкнул в спину. Джедайт пробежал несколько шагов, и едва удержался на ногах. Обернувшись, он увидел деревенского мужика, который вёл под узцы лохматую кобылу. Кобыла тащила старую телегу, гружёную всякой поклажей, и хромала на одну ногу.«Скоро падёт.» - мелькнуло вголове у Джедайта.Мужик, тем временем, погрозил ему длинной палкой, которой только что толкнул, и зычно гаркнул:
- Эй, шпанёнок! Убирайся сдороги, не мешай проезду!
Джедайта прошило от злости.Чтобы его так бесцеремонно отшвыривали на пороге его собственного дома, где он такой же хозяин, как и отец… да ещё и кто! Какой-то сельский мужик! Да ещё и как! Оглоблей, оскорбив при этом «шпанёнком», как какого то попрошайку! Всё это скрутилось на кончике языка, и после секундного онемения, вырвалось в ёмкое:
- Да кто ты такой!!
Джедайт вскинул руку перед собойи на конце ладони появился энергетический шар. Он завис на секунду, и метнулся к опешившему селянину. Тот так и не успел понять, что же с ним произошло, он просто растворился в воздухе, вместе с лошадью и поклажей. А в это время, в своём замке, Кунсайт насторожено поднял голову.
-«Дорогая, ты ничего не почувствовала?»
-«Нет. А что?»
-«Сильный выброс энергии, схожей с моей. Кажется Нефрайто пробудился как повелитель разума.»
-«Нет. Ничего такого я нечувствовала. И это точно не Нефрайто: он сейчас со мной на занятиях и он не колдовал.»
-«Тогда, возможно у нас проблемы.»
-«На сколько серьёзные?»
-«Не волнуйся, родная. Я с этим разберусь.»
-«Если ты так говоришь, то я полностью спокойна, дорогой.»        

Черноволосая красавица поправилапрядь волос, и продолжила наблюдать, как десятилетний мальчик выводит тексты старинных заклинаний. Её жёлтая радужка блеснула светом далёких звёзд. Она вспомнила, как ЦесаревнаБерилл, своим монаршим произволом, заставила её выйти за Кунсайта замуж, просто приказав ей это. И кто бы мог подумать, что она, Янтария, и в правду влюбится в него. Тогда она просто подчинилась приказу, боясь могущества Цесаревны, и это помешало её семейству силой захватить эти земли. Но они поставили на её сына, и теперь она обучала его магии Звёзд, мотивируя это тем что магия Разума в нём не проявилась, а обучать владеть Силой его надо. Кунсайт не усмотрел в этом ничего предосудительного, только сказав, что как только в их сыне проявится магия Разума, он сразу займётся его обучением лично, и отстранит от магии Звёзд. Поэтому Леди Янтария усиливала проявления Звёздной магии своего сына, чтобы скрыть проявления любых других сил. Теперь она сомневалась в том, что делает, но куда и как отступать ещё не решила, и поэтому придерживалась выбранного курса. С одной стороны была её семья, которая не отказывалась от идеи захвата этих территорий, а лишь сменила тактику. С другой стороны был любимый муж, который не простит ей такого длительного, одиннадцатилетнего молчания. А по середине, под самым ударом с обеих сторон – она и её десятилетний сын. И лучше пока не двигаться. Один неверный шаг – и от всего, что ей дорого не останется и следа, а что будет с ней самой – и представить сложно… Её размышления прервал Нефрит. Он откинул каштановую прядь со лба и поднял на неё сапфировые глаза.
- Матушка, разрешите задать вопрос.
- Да, Нефрайто, спрашивай.
- Почему мы переписываем одни и те же заклинания, вместо того, чтобы тренировать их на практике?
- Что ж, вполне естественный вопрос. Отвечаю. Ты переписываешь их по многу раз потому, что такое повторение способствует их прочнейшему запоминанию. К тому же начертанные заклинания имеют огромную силу. Наша планета – Земля – враждует с планетами Марс и Венера. Недавно взбунтовалась наша колония на нашем спутнике –  Луна. И один из зачинщиков всех этих беспорядков – сильнейшая колдунья-предсказательница Сэйлор-Марс. Так вот она очень часто пользуется начертанными заклинаниями, и может с их помощью обращать движение вспядь, обездвиживать противника, обращать его магию против него самого, и даже в некоторых случаях лишать её…
- Невероятно…
- Но факт. Нефрайто, не стоит недооценивать начертанную магию. Она очень сильна, и незаметна.
- Матушка, разрешите на сегоднязакончить наше занятие. Дело в том, что через два часа состоится какое-то мероприятие, и отец хотел, чтобы я присутствовал на нём. Я должен подготовиться, чтобы выглядеть достойно на нём.
- Конечно, Нефрайто, иди. Нопомни: не одежда делает нас достойными звания аристократов, и не уложенные волосы, а наше поведение. Чтобы не ударить в грязь лицом, во всём повторяй за своим отцом – он самый достойный аристократ в нашем королевстве.     
Она протянула руку сыну, и он поцеловал её на прощание. Затем он собрал книги и тетради и, поклонившись, вышел.
- Удачи тебе на предстоящей казни, сын. – произнесла она в след закрывшейся двери.

Дело было в том, что три дня назад к ним пожаловала молодая женщина, и заявила, что выносила и родила от Кунсайта ребёнка. В доказательство она предоставила мальчишку трёх – четырёх лет от роду и неказистого телосложения. Кунсайт едва удержался от того, чтобы снести ей голову прям там же, и предложил ей убираться восвояси пока он добр, но она закричала во всеуслышанье, что пойдёт к королю Рубиусу и королеве Изумруд, и будет добиваться в соответствии с их законом, того, чтобы он, Кунсайт, признал её сына своим. Эти крики слышала половина дворцовой прислуги, и этого ей Кунсайт не простил. Он приказал охране кинуть её в подземелье вместе с ребёнком, и подготовить всё для показательной казни. Тем же вечером он сказал своей жене:
- Янтария, я хочу, чтобы Нефрайто тоже присутствовал на казни. Чем раньше ожесточится его сердце, тем легче ему будет принимать такие меры в жизни.
Леди Янтария только пожала плечами, и ответила:
- Наверное, ты как всегда прав. Давай только не будем пугать его сообщением о казни раньше времени. А то он перенервничает за эти сутки больше, чем на самой казни. А он должен выглядеть достойно тебя.
- И тебя, дорогая.
- Я тоже там буду?
-Да. Ведь эта женщина косвеннооскорбила и тебя тоже.
- Что ж. Если так, то я тоже буду. 

Джедайт уже подошёл к городским воротам. Оставалось только пройти через подъёмный мост и город будет открыт перед ним. Досадное происшествие с деревенским мужечиной уже почти забылось, и он с радостью смотрел на открывавшийся перед ним вид. Сердце трепетало и ликовало в груди. Впереди, на мосту, скопились повозки, и видно было, как городская стража проверяла поклажу. Счастливо улыбнувшись, Джедайт двинулся вперёд. Из-за хорошего настроения он рассеялся, и не заметил, что использует Силу. Люди перед ним расступались, животные и телеги поднимались над поверхностью моста и плавно разлетались в стороны. Затем, когда он проходил, всё и все снова возвращались на свои места. Никто не возражал: все – и животные, и люди находились в неком подобии забытьи. Джедайт прошёл мост и приблизился к охране. Стражники, хотя и были тоже под гипнозом, сработали автоматически:
- Мальчик, стой! Ты кто такой? И как здесь оказался?
Перед Джедайтом скрестились копья. Он поднял взгляд, и посмотрел им в глаза. Его лицо потемнело, мир на мгновение исчез, и словно из сумрака на стражников посмотрели два бирюзовых львиных глаза.
- Я ваш хозяин. Пропустите меня.Сумрак вокруг него отразился в глазах стражников; они вытянулись по струнке и раздвинули копья.
- Проходите, юный господин! Мы рады, что первыми приветствуем вас в вашем доме.
- То-то же. Вы и впредь будете подчиняться мне.
- Мы рады служить вам, и выполним любые ваши приказы!
Джедайт улыбнулся. Его лицовновь посветлело, и сумрак вокруг рассеялся. Он прошёл мимо стражей, а те ещё с минуту хлопали глазами и не двигались. Затем они встряхнулись и принялись дальше за работу. Никто не помнил, что произошло с ними минуту назад на этом мосту, и лишь золотоволосый мальчик, со внешностью ангела и хищной улыбкой, щёл по направлению к замку, и гордился собой…Город понравился Джедайту.Мощёные центральные улицы, нарядные прохожие, пёстрые вывески лавок… И каменные стены домов. За два часа, что Джедайт бродил по городу, он ни разу не натолкнулся на деревянный сруб, или глиняную мазанку с соломенной крышей. Как он успел узнать, это был личный приказ Лорда Кунсайта: он запретил их, чтобы город не выгорал от случайных пожаров, и при нападении врагов. Но при этом растительности было достаточно для свежего воздуха, и эстетического наслаждения: Лорду далеко не чуждо было чувство прекрасного. Отдельным образом располагался парк, который Лорд посадил лично (в память о своём Роде), и который могли посещать, только члены его семьи. Там, под величественной тысячелетней секвоей, располагалась мемориальная, надгробная плита. На ней Кунсайт собственноручно высек имена всех членов своего рода, начиная с прадеда, и заканчивая самым юным троюродным племянником. Отдельным образом были высечены имена всех женщин рода: вверху родившихся в нём, внизу – взятых в жёны из других семей. Глядя на плиту, и читая имена, Кунсайт видел лица всех их, как
если бы они расстались с ним минут пять назад. Джедайт знал об этой плите из генетической памяти, как и то, что она является дверью в усыпальницу, над которой и росла секвоя. В этих путешествиях по генетике, Джедайт видел глазами Кунсайта, как он разрабатывал чертёж будуйщего сада и усыпальницы под ним, как продумывал каждую деталь, и каждое заклинание. Джедайт знал, что она нужна для того, чтобы однажды воскресить весь Род, и что чтобы войти в неё нужно прикоснуться к определённой комбинации имён, и тогда плита взмывала в воздух, открывая вход в холод чёрно-мраморных гробниц. При первой же ошибке или неположенной паузе (как и её пропуске) набирающий тут же сгорал заживо. Джедайт искренне восхищался этим решением, и решил для себя, что будет применять такой подход во всём в своей жизни. Он уже много прошёл, идостаточно увидел. Сейчас он направился было ко дворцу, но неожиданно его внимание привлекло необычно большое скопление людей и ещё каких-то существ (ём – подсказало сознание, мгновенно выудив нужную информацию из генетической памяти) движущихся в одном направлении. То, что их было действительно необыкновенно много, Джедайт понял, сам не поняв как. Просто он уже успел слегка приглядеться к городу и немного понять его. И естественно такое шествие его заинтересовало. Подбежав к первому же старику, он спросил:
- Куда это они все идут?
- Как куда? Знамо куда – казнь смотреть. И тебе стоит поторопиться, а то не явишься – накляузничает кто-нибудь: вот, дескать, наплевал на приказ Высочайшего Лорда, оскорбил неуважением…
- Какой приказ? – разгоралосьлюбопытство у Джедайта.
- Да ты что, малой?! – искреннеизумился, а затем испугался старик – Приказа не слышал?! Приказ, его же все слышали!
- Какой приказ? – набрался терпения Джедайт.
- "Всем могущим ходить и видеть,явиться сегодня на городскую центральную площадь, дабы в четыре часа по полудню своими глазами могли увидеть наказание и смерть непотребной женщины, осмелившейся оскорбить Высочайшего Лорда, и Его Семью."
- У-у-у..! А что же она сделала?
- Да ничего, в общем. Глупая девочка имела неосторожность сказать Лорду, что родила от него ребёнка. Уж не знаю, правда то, или нет, но так люди, и даже ёмы сказывают. А у нас все знают, как его Высочайшество к такому кровосмешению относится. Не любит он полукровок, и уничтожает везде, где встретит.
-…
- Да как же ты таких вещей не знаешь? Ты вообще-то местный, или нет?
- Н-нет… - Джедайт, слегка ошарашенный таким известием, покачал головой. – Нет. Я из деревни… приехал.
Он поднял на старика растерянные глаза. Тот ласково улыбнулся и потрепал его по макушке:- Сирота, значит… Что удивляешься? Вижу я по тебе, сам такой был, сам почитай уж семьдесят… уф-ф… дай бог памяти, пять, или шесть лет назад, вот как ты, босой и ободранный сюда пришёл…
Джедайт его слышал и не слышал.
«Так вот почему папа никогда ненавещал нас… Он не знал, мама прятала меня от него. Нет! Бред! Этот старик врёт, он зол на папу за что-то!»
Джедайт снова поднял газа настарика, и, как научился во снах, прочёл незатейливые мысли и эмоции.
«Нет. Он не врёт. Нет, ну неможет быть того, чтобы папа мне не обрадовался! И убил…» 
А старик тем временем уже совсем забылся, ирассказывал, подняв лицо к небу:
- И вот я голодный и почти голыйзахожу на конюшню,.. там на меня конечно закричали, и погнали уже. И вдруг остановились, - кто с чем был – так и замерли. Потом резко в ряд все строятся, и кланяются. Я конечно ничего не понял, только обернулся, на всякий случай. Смотрю… и не верю своим глазам: стоит позади меня Сам Высочайший Лорд Кунсайт. Как его все и описывали: смуглая кожа, снежные волосы, льдистые глаза, и плащ… «Ну – думаю – всё. Конец мне. Щас меня Великий Лорд казнить прикажет… лучше бы меня сразу на вилы надели.»
А он на меня так спокойно смотрит и вдруг говорит:
«-Отмыть его, переодеть, накормить, и при конюшне пусть служит и живёт.»
Я своим ушам сначала не поверил – подумал умом повредился, или умер уже…
- Простите, а как вас зовут? –Джедайту вдруг захотелось обращаться к старику на «вы».
- А? Что?
- Как вас зовут, дедушка?
- Дедушка… Давно меня так незвали… Дедушка… Пом. Зови меня Пом. Дедушка Пом. А тебя как зовут, мальчонка?
Это «мальчонка» прозвучало такпо-доброму, что Джедайт совершенно не обиделся и не оскорбился. Даже наоборот: он посмотрел в глаза старику, и ему стало смешно и тепло на душе. Такое тепло посещало его, только когда мама гладила его по голове. Но теперь её нет, и вот этот Дедушка Пом.
- Джед… - Джедайт запнулся, едва не назвав своего полного имени, но затем собрался и выпалил – Джед. Меня зовут Джед.
- Джед… Какое странное…необычное имя… Очень необычное…
- Дедушка Пом! Идём скорее наплощадь, а то нас накажут! – Джедайт потянул старика за рукав. Тот лишь усмехнулся себе в усы:
- Нет, малыш, иди один. Куда япойду? Я еле до хлебной лавки в двух домах отсюда дохожу, да через улицу – за овощами. Хорошо хоть наш Великий Лорд столько полисадников со скамеечками велел насадить – мне, и таким как я старикам, есть, где воздухом подышать.
- А разве тебя не накажут? – неунимался Джедайт – Ведь если ты не придёшь…
- Я почти не хожу. – напомнил Пом.
Джедайт кивнул в знак согласия,и побежал в ту сторону, откуда чувствовал самое большое скопление жизненной энергии. По пути он чувствовал противоречивые эмоции. С одной стороны ему понравился правдивый и очень добрый Дедушка Пом; с другой стороны получалось, что его папа может ему не обрадоваться, и даже больше… Получался тяжёлый выбор…
«Нет. Наверное Дедушку Помапросто обманули: он ведь такой добрый, а значит – доверчивый. Папа не может быть плохим – он же мой папа… Но что там Дедушка Пом говорил о семье папы? Это не понятно. Странно. Надо будет разобраться. Надо быть осторожнее.»
С этой мыслью Джедайт накинул насебя маскирующее заклинание, которое выцепил из очередного сна, вместе с заклинаниями абсолютной невидимости, и сканирования окрестностей. Теперь он выглядел, как простой белобрысый паренёк, на столько же неприметный, как серая пыль на дороге. Он ускорил темп, и побежал, сверкая пятками. Вскоре, впереди замаячила толпа ём и людей. Джедайт сначала было затормозил, не уверенно помявшись с ноги на ногу, но затем собрался, и рванул в толпу. Он распихивал всех, решительно орудуя локтями и пролезая между ног. На него только ворчали, не делая даже хоть сколько-нибудь серьёзных замечаний. Это действовало маскировочное заклинание. Так Джедайт протолкнулся в самый первый ряд. Его не интересовала предстоящая казнь –  расправ он насмотрелся и в своей родной деревне – он хотел только как можно ближе увидеть своего отца.


Сообщение отредактировал Багира - Понедельник, 23.02.2015, 11:06
 
БагираДата: Среда, 25.02.2015, 03:19 | Сообщение # 3
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава2. Казнь простолюдинки.  

…Три дня назад в замок пришламолодая женщина низшего сословия. Она заявила, что выносила и родила от Кунсайта ребёнка. В доказательство она предоставила мальчонку трёх-четырёх лет от роду и никазистого телосложения. Кунсайт предложил ей убраться восвояси вместе с отпрыском, пока он добр, но она закричала во всеуслышанье, что будет добиваться того чтобы он признал её ребёнка своим сыном. Эти крики слышала половина дворцовой прислуги, и этого ей Кунсайт не простил. Он приказал охране кинуть её в подземелье вместе с ребёнком, и подготовить всё для показательной казни… 

Как только Джедайт пробился впервый ряд, он увидел  дощатый помост, с неизвестными ему приспособлениями, и три  трона, парящие в воздухе, в некотором отдалении над ним. Джедайт только замер, мучимый подозрениями, в которые так не хотелось верить.
«Неужели у папы действительносвоя семья, и мы с мамой были просто не нужны? А может, сейчас придут какие-нибудь гости? И всё это окажется глупостью?»
Но тут глашатый провозгласил:
- Его Высочество, ВеликийПовелитель этих земель, Хозяин города и замка, Повелитель Разума, Льда, Пространства и Хаоса, Высочайший Лорд Кунсайто-сама ШиТэно! Преклонитесь!
Джедайт встрепенулся, иуставился во все глаза на троны. Там, в ледяной вспышке телепорта, возник его великий отец. Он появился над центральным троном, и плавно опустился на него, закинув ногу на ногу. Весь его вид был подобен ледяной скале, грохочущей изнутри громовыми раскатами. Даже простые люди, не имевшие магии, ощутили это давление. Джедайт почувствовал их страх. Сам он не испугался, но при виде такого грозного величия, даже он неосознанно встал на одно колено. Не на два, как рабы или пленники, а на одно, как офицер; не опустил головы, а лишь на секунду преклонил её. Потом он опомнился, и тут же вскочил, отряхивая колени. Огляделся. Никто не видел его секундного помешательства – все попадали лицами вниз.
«Да, папа действительно очень силён. Он так здорово внушил всем трепет, что даже я попался!»
Тем временем глашатый продолжил:
- Её Высочество Повелительница этих земель, города и замка, Повелительница Звёздного Света, Госпожа судеб и Предсказаний – Леди Янтария-сама ШиТэно!
При этих словах Джедайта парализовало.
«Так значит это всё правда? Папаженат, и мы с мамой были ему не нужны. И от этого жили в деревне, были голодны, и влачили жалкое существование?..»
Джедайт смотрел не моргая, ипочти не дышал.
«Теперь у меня нет шансов…» - он обречённо смотрел на троны. Всё было понятно и так. На втором троне в спиральном вихре образовалась очень красивая женщина, и на секунду Джедайт отстранённо залюбовался ею, и тем, как они смотрелись, вместе с его отцом, но обида тут же вернула всё на свои места. С обречённой надеждой он посмотрел на третий трон, уже предвидя будущие секунды, и всё же отчаянно и совсем слабо надеясь, что этого не произойдёт.
- Его Высочество, Наследный Повелитель и Хозяин этих земель города и замка, юный Лорд Нефрайто-сама ШиТэно!
Это был добивающий удар, слова грохнули, как последний приговор. Джедайт смотрел, как на троне образовался отрок, лет восьми – десяти на вид, с длинными каштановыми волосами, и пронзительно-сапфировыми глазами. Но не это привлекло внимание Джедайта. Этот мальчик, хоть и был вдвое выше самого Джедайта и умел в отличие от него «надевать» каменное выражение лица, был крайне напряжён. Он сидел ровно, словно «проглотил кол», положив руки на подлокотники, которые ему были явно широки, и поставил ноги почти что ровно.  Из всего из этого Джедайт заключил, что этот паренёк – такой же «новичок», как и он сам. Он оглядывал толпу с высоты своего трона, приподняв подбородок, и стараясь выглядеть как можно более холодно и равнодушно. Для этого он почти не поворачивал головы.
«Мне конец. Мне конец, мне нетздесь места, мне нигде нет места! Меня не должно было быть,  Я – ОШИБКА!» 
При этих мыслях слёзы сами полились из глаз, ажажда жизни дико завопила, и потянула наверх.
«НЕТ!!! Я НЕ ОШИБКА! И ЕСЛИ ЯПОДИОЙДУ К ПАПЕ – ОН МНЕ ОБРАДУЕТСЯ!!!» 

Психика ребёнка устроена так, чтоон всегда верит только в хорошее для себя, и отрицает плохое, или хотя бы пытается объяснить и оправдать… Даже если этот ребёнок – маленький демон. А Джедайт, плюс ко всему, был ещё и на половину человеком. И эта вера в добро едва не погубила его. Он уже собрался было скинуть с себя маскировку и открыть свою суть, как тот же глашатый вновь возопил:

- Внимание!
Волнующаяся толпа на минутупримолкла. Глашатый кинул взгляд на своего Господина, и по его незаметному жесту продолжил:
- Ведите осуждаемую!
Толпа забурлила вновь. Поднарастающий рокот, переходящий в выкрики и свист, появились стражники, ведущие спутанную девушку. Ей было не больше девятнадцати лет, но она уже несла на руках трёхлетнего ребёнка, и тяжёлая деревенская жизнь, наложила свой отпечаток на её лицо. Джедайт уже видел таких в своей деревне. Такою была его мать. Только она стала матерью намного позже – почти в двадцать лет. Всё своё детство она сиротствовала, от чего её никто и не хотел брать в жены. Кому нужна бесприданница? Нахлебники никому не нужны!Потом, когда она забеременела –  она ушла в другую, далёкую деревню, где ипоселилась на отшибе, в полуразвалившейся избушке, у опушки леса. Жители той деревни тоже невзлюбили её – не понятно кто, не понятно откуда, одна, да ещё и с животом – разное про неё сплетничали, обвиняли во всех бедах деревни, а потом, и вовсе –  учинили расправу после массового падёжа скотины. Джедайт почуял неладное за версту, примчался домой, но было уже поздно. И тогда он впервые применил все свои неразвитые силы, и спалил деревню до тла вместе с жителями. А потом ещё слетал в родную деревню матери, и спалил её, за то, что ей пришлось оттуда уйти.После этого он похоронил, каксмог, свою мать, и отправился к отцу. Больше у него никого не было. И вот он был здесь, и смотрел как судили другую такую же женщину.
Тем временем осуждаемую ужевывели на помост, и представили лицом к Великому Лорду и его семье.
- Человеческая женщина низшегосословья – начал глажатый в мгновенно наступившей тишине – Подтверждаешь ли ты, что ровно в это же время, три дня назад, нанесла своему Хозяину и Господину Великому Лорду Кунсайту, и Его Семье: Великой Леди Янтарии и юному Лорду Нефрайто великое оскорбление?
Джедайт сжался, и поглядел наподсудимую. Она явно испугалась, и дрожа, начала оправдываться:
- Я ни чем не оскорбляла Его Высочество, я только пришла сказать, что родила от него ребёнка – сынишку, и попросить для нас защиту, кров и содержание…
- То есть ты продолжаешь упорствовать, и наносить оскорбления Великому Лорду и Его Семье?
- Нет! Но я не понимаю, почему он не хочет признать своего сынишку, ведь он такой миленький, и он его сын!
Молчавший до этого Лорд поднял руку. Все замолчали. Посмотрев прямо в глаза бедной девушке, он сказал:
- Даю тебе последний шанс. Отрекись от своих слов, и спасёшь свою жизнь, и жизнь своего отпрыска.
Девушка побледнела и залепетала посиневшими губами:
- Жизнь? Какую жизнь?.. мы же…это же… он же… ВАШ СЫН!!! – последние два слова она выкрикнула сорвавшимся на
последнем звуке, голосом, так как не увидела в ледяных глазах Лорда ничего, кроме таящейся расправы…
Краем глаза Джедайт увидел изумление и непонимание, скользнувшие по лицу Нефрита, когда он кинул  взгляд на Кунсайта. Но Джедайт отметил это только на краю сознания. Всё его внимание сейчас было сосредоточено на Кунсайте.
«То, что он скажет сейчас этойженщине, он сказал бы и нам с мамой… И мне сейчас…»
Кунсайт слегка нагнулся вперёд,его глаза сверкнули Льдом.
- Значит ты говоришь, что этомой сын, и он достоин называться моим наследником? А что может твой отпрыск из Магии? Пока что я не вижу в нём ни единой свей черты, но может он Магически докажет, что он ШиТэно и вправе носить эту фамилию?
Девушка совсем стала похожа наполотно. Её малыш никогда не колдовал, она даже и не задумывалась об этом. Побелевшими окончательно губами, она в последний раз попробовала оправдаться:
- Но… но… разве… этому не учатспециально? – и по равнодушному лицу Лорда поняла, что проиграла… Великий Лорд  откинулся на спинку трона, и небрежно изрёк:
- В принципе, и так всё понятно. Но, чтобы ни у кого не возникло сомнений, проведём эксперимент, который окончательно всё покажет. Разведи руки, женщина. Не опуская ребёнка.
- Что! Но тогда он упадёт!
- А вдруг полетит? Левитация –основная способность любого демона. Даже если он полукровка. Стража. Взять ребёнка и подбросить. Невысоко.
- Нет!!! – мать попыталасьудержать ребёнка, но стражники забрали его и подбросили, как и велел Лорд.
Ребёнок упал, и больно ударилсяо помост. Женщина плакала, ребёнок рыдал, толпа свистела и улюлюкала. Джедайт почему-то кинул взгляд на Нефрита. Наверное потому, что реакцию матери с ребёнком и толпы он и так слышал, дальнейшие действия Кунсайта мог предсказать, а реакция Янтари его не интересовала. Нефрит старался не подавать виду, но всё же слегка ёрзал и покусывал губы от волнения. Он старался подражать отцу, когда тот молчал.
- Вы так жестоки!!! – прорыдала девушка.
- Ничуть. – Кунсайт соизволилповести бровью, что повергло толпу в трепет – Когда Моему Наследному Сыну, твоему Хозяину и Лорду, Нефрайто исполнилось два месяца, его нянька не удержала его на руках, и уронила. Так вот, он не только не упал, но и поднялся под своды потолков, и при этом даже не проснулся.
Джедайт сначала позавидовал Нефриту,но потом быстро вспомнил, что мама только недавно перестала привязывать его за руку к кроватке, чтобы никто не увидел, как он иногда летает во сне. Вообще он много чего делал во сне, и в основном – иллюзии, которые иногда замечали селяне, и винили в них его мать, говоря, что это она так наводит на них порчу. Так что позже он долго потом винил себя в расправе над ней.
По толпе пробежал взволнованный шёпоток, и сотни глаз благоговейно устремились на Нефрита. Ему стало неудобно под таким количеством пристальных взглядов, но он решил, что всеми силами должен смотреться непринуждённо. Для этого он тряхнул волосами и закинул одну ногу на ногу. Получилось слегка скованно, но толпе и этого хватило: они поняли, что их юный господин, уже в своём возрасте может сделать то, что у них не получится никогда.
Кунсайту тем временем надоелотянуть события. Его голос перекрыл шум площади.
- Мы видели всё. Твой отпрыск недостоин носить фамилию ШиТэно. Мы не принимаем слабых, а в твоём отпрыске нет ни капли Силы вообще. Стража. Отрубить этому ребёнку голову.
Джедайт окаменел.
«Как – отрубить голову? Онпошутил? А вдруг это и в правду его сын? И мой брат… А ведь на этом месте сейчас мог бы быть Я! И это сейчас МОЯ  БЫ ГОЛОВА  КАТИЛАСЬ  БЫ  СЮДА,  К МОИМ  НОГАМ!!!»
Джедайт прикованным взглядомсмотрел, как голова младшего его мальчика скатилась с наклонного помоста, заливаемого кровью ещё живого, но уже обезглавленного тельца, и подкатилась прямо к его ногам. Лицом к нему. Глаза в глаза. И Джедайт увидел в них сначала удивлённый вопрос:
«Что? Я уже умер? Как этостранно…Да, похоже, что да. Ну что же, тогда прощайте.»
И плавное опустение, словноугасающая вспышка. Те же, не изменившиеся физически ничуть глаза выглядели «другими», пустыми.
- Не-е-ет!!! – звенел надплощадью истошный, срывающийся крик женщины. – Не-е-ет! За что?!
- Необходимость. – спокойнымгулом прозвучал ответ Лорда. – Мы не можем позволить хоть кому-нибудь нами манипулировать. Ни с помощью чего, ни с помощью кого. А именно это ты и пыталась делать с помощью своего ребёнка. Его казнь – наказание тебе.
- Будь ты проклят, Кунсайт!Чтобы ты, как и я, увидел смерть своего сына! Чтобы ты держал его на руках, умирающего! Чтобы ты…
-  Хватит! Стража, скрутить её. Палач, отрезатьей язык!
- Не-е-ет! Кунсайт, чтобы ты…
Девушка рыдала и вырывалась; толпа бесновалась и улюлюкала, предвкушая зрелище. Джедайт стоял, холоднее мертвеца.
«Она сказала: «Чтобы ты видел смерть своего сына…», «Чтобы ты держал его на руках, умирающего»… Это же может коснуться и МЕНЯ! Она же не сказала – какого сына… А я же тоже – его сын!.. Ой, что же делать!..»
Тем временем девушку, уже спутанную веревками, окончательно скрутили, и подвели к плахе. Палач разжал ей рот, и щипцами вытащил оттуда язык. Взмах ножом – и девушка стала захлёбываться кровью. Палач развернулся к Лорду, ожидая дальнейших приказаний.
- Сорок плетей. И четвертовать на дыбе.
Народ загомонил с новой силой: кричали оскорбленья и поучения в адрес несчастной, предложения, как ещё её можно казнить или усугубить её мученья; выкрикивали пошлые шуточки и сами же смеялись над ними; подкаливали, свистели, улюлюкали; кидались в неё принесённым для этого гнильём; подпрыгивали на месте и даже пытались забраться на помост для учинения самосуда. Стражники непрерывно сбрасывали ём и людей обратно в толпу, попутно отрубая руки, ноги, и другие конечности – чтобы не лезли драться со стражей. Никто не обращал внимания на неподвижно стоящего мальчика, неотрывно смотревшего на экзекуцию, а в его голове мелькала только одна мысль:
«А это могла бы быть моя мама… Это с неё сейчас сорвали одежду… Это её сейчас бьют… Это меня только что казнили…»
И по щекам Джедайта непрерывно теклислёзы. Он «махнул» на секунду на осторожность, и заглянул в сознание наказуемой. Этот навык пришёл к нему чуть лине вместе с левитацией. Он легко читал сознание и подсознание людей, просто глядя на них, и точно знал, что они действительно думают и чувствуют. Но, к счастью для него, разбушевавшаяся толпа ём и людей так сильно «фонила» своими магическими способностями и эмоциями, что такое незначительное применение Силы становилось абсолютно не распознаваемым. К тому же все эти эфирные шумы были настолько дисанирующими, что Лорд Кунсайт заблокировал на время восприятие магии для себя и своей семьи. Сам Джедайт сначала тоже хотел поступить так же, но срезу же одумался, испугавшись, что эта магия уже будет заметна. Сам того не замечая он начал скрываться от отца, и всех, кто мог разглядеть в нём полукровку. Девушку за руки и за ногизакрепили на стоячей дыбе и содрали скудную одежду. В её сознании Джедайт увидел образ растерзанного Нефрита, лежащего на руках отца, и несколько успокоился.
"Она мечтает о смерти конкретного сына - Нефрайто, меня это проклятье должно не коснуться..."  - Он вышел из её сознания, и так и не узнал, что буквально секунду спустя этот образ почему-то сменился на коротко стриженного светловолосого юношу с небесно-голубыми глазами... Свистнула плеть, и на спине несчастной появился богряный вздувшийся след от удара. Девушка закричала, брызнув на толпу кровью изо рта. Палач размахнулся. Свистнула снова, и щёлкнула о спину плеть.
- «С оттяжкой. Бей с оттяжкой.»– раздался в мозгу палача голос Кунсайта. Палач недоумённо оглянулся – зачто, такую хрупкую девушку? – но спорить не стал, так как боялся, что его самого подвергнут не менее жестокому наказанию. Ещё один взмах, удар, и на этот раз вместо того, чтобы сразу отнять плеть от тела наказуемой, палач протянул её вниз. Кожа на спине лопнула, по ней полились струйки крови.
- «Не жалей её. Бей в полную силу.»
Положившись во всём на волюхозяина, палач размахнулся и с новой силой ударил по обнаженной спине. Мышцы стали лопаться. Девушка вскрикивала при каждом ударе и во всю силу голоса рыдала о своём ребёнке. Она уже охрипла, и судорожно хватала воздух ртом. Но вот она незаметно затихла, и заметив это, Кунсайт остановил экзэкуцию.
- Разве ты не видешь, что онабез сознания?! Приведи её в чувства, и продолжи с того момента, на котором она ещё кричала. Проклинавшие меня и мою семью должны полностью получить своё наказание.
Девушку облили холодной водой,набили по щекам, и когда убедились, что она пришла в себя, палач снова взялся за плеть. Снова раздались свист и звуки ударов, снова зарыдала казнимая, с новой силой заулюлюкала толпа. А экзэкуция была ещё только на середине… Ещё дважды девушку приводили в себя, и под конец последние пять ударов Кунсайт разрешил ей получить в бессознательном состоянии, так как она почти не приходила в себя, и Кунсайту не хотелось тратить на неё лишнее время.
- Теперь можешь её четвертовать.
Толпа загомонила, и ещё ближе приблизилась к помосту. Джедайта прижали к самому его краю, так что он чувствовал на своих губах стекающую  кровь. Девушку крепче закрепили в ремнях, палач проверил что-то шестернях, и потянул за рычаг. Над площадью раздался пронзительный крик. От боли девушка пришла в себя и закричала с новой силой. Её плечи были вывернуты наизнанку, а связки тазобедренных суставов натянуты до предела.Палач ещё раз повернул рычаг, и раздался хруст. Это рвались плечевые мышечные сумки. А потом стали открываться суставы. Блеснули окровавленные кости, и девушка повисла на одной руке. Другая рука осталась болтаться на ремне отдельно от тела. Оставшееся плечо не выдержало двойной нагрузки, и тоже оторвалось от тела. Безрукая девушка рухнула на настил помоста, и по жесту Лорда ей отрубили голову.


Сообщение отредактировал Багира - Среда, 25.02.2015, 04:12
 
БагираДата: Среда, 25.02.2015, 04:16 | Сообщение # 4
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава3. Знакомство с Нефритом. 

Джедайт шёл по улице, всхлипывая на каждом шагу. Он решительно отказывался верить в то, что увидел. Но он всё видел собственными глазами, и от этого некуда было деваться.
«Нечего обманывать самому себя.Отец убил бы нас точно так же, если бы это были бы мы с мамой. А это могли быть мы… А этот мальчик – Нефрит – мой старший брат. Он вроде ничего – не такой жестокий…»
Вдруг что-то вспыхнуло, и Джедайт оказался в красивом сиреневом… кусту. Сначала почувствовало нутро, а потом тут же следом пришло осознание того, где он находится. В семейном саду ШиТэно. 
«Надо незаметно отсюда убираться. А то ещё увидят, поймут, кто я… вообще на атомы разнесут… Кстати, а что это такое – атомы?»
Так размышляя, он выбрался из куста, и нос к носу столкнулся с Нефритом. Тот явно не ожидал никого здесь увидеть и поэтому выглядел таким же ошарашенным. Секунды три они смотрели так друг на друга, а потом Джедайт стал спешно решать, что же ему теперь делать и говорить, а Нефрит отскочил на один шаг, разогнулся во весь рост, и потребовал настолько грозно, насколько умел:
- Что ты здесь делаешь? Кто ты такой, и как сюда попал?
- Я пытаюсь выбраться отсюда. Я приехал из деревни, так как у меня там никого не осталось. Шёл по улице, вдруг вспышка света – и вот я тут.Нефрит всё ёще недоверчиво посмотрел на него. - Это наверное я телепортнул тебя сюда. – сказал он – Я ещё не освоил всех своих сил, и не знаю в полной мере на что способен.
«Какой он большой! Говорит –совсем как взрослый!»
- А ты – тот мальчик в первом ряду. Я тебя заметил.
При этих словах Джедайт похолодел.
«Как! Меня разоблачили! Что сейчас будет?!»
А Нефрит тем временем продолжал,не обращая внимания на реакцию Джедайта:
- Ты единственный плакал на казни. Я тебя понимаю.
- Я просто подумал: а если бы это был я.
Джедайт выпалил это не задумываясь, и осёкся. Нефрит снова внимательно посмотрел на него. Потом задумчиво отвёл взгляд, вздохнул, и сказал:
- Да. Я тоже об этом думал всюказнь. А если бы на этом месте были мы? Я и моя мама? Если бы мама не была бы благородного рода, и мы родились бы где-нибудь в деревенской глуши?..  
Нефрит замолчал. Следующими по логике вещей словами он оскорбит своего отца, а значит и себя самого, и всю свою семью. Поэтому он сглотнул их и коротко шмыгнул носом. Джедайт поднял голову, и только теперь заметил, что нос и глаза Нефрита покраснели, а веки под ними припухли.
«Он тоже плакал? Значит он неврал. А на казни он выглядел совсем каменным!»
- За что их было так наказывать?А вдруг это и в правду был его сын? – только по тому, что Нефрит снова посмотрел на него, Джедайт понял, что сказал это вслух. Нефрит поджал губу, его глаза сверкнули и зажглись в глубине.- Ты сейчас понял, что только что сказал неуважительно о моём отце и твоём господине?! Даже я  - его единственный сын и наследник, обращаюсь к нему на «Вы», и приветствуя его каждое утро становлюсь на одно колено, и жду пока он разрешит мне встать!!! А ты и подавно должен называть его Господином, и ни как иначе!
«Я такой же его сын и наследник как и ты! Только меня он признавать не захочет, и казнит,  потому что я – не чистокровный!»
При этих мыслях  у Джедайта ручьями потекли слёзы. Нефрит расценил их по-своему, и поспешил успокоить мальца.
- Ой, ты чего? Ты это из-затого, что я накричал на тебя? Прости. Я не хотел так сильно…
Огонь в его глазах мгновенно исчез.
- Не бойся, я тебя не выдам. Яне хочу, чтобы тебя наказывали. Папа говорит – это показательная казнь, чтобы простолюдины знали своё место, а этот мальчик был слишком слаб для ШиТэно. Он совсем не обладал магией и стал бы слабым звеном. Так сказал папа. А как тебя зовут?
- Джед… - хлюпая носом протянул Джедайт, уже набившую аскомину, краткую форму своего имени.
- У вас в деревнях такие странные имена! Я не перестаю удивляться. В каждой – свои!
Джедайт пожал плечами. Что ему было сказать? Что его матери удалось где-то узнать правила присвоения имён у аристократов, а потом составить не вызывающую подозрений краткую форму?
- Джед, а ты говорил, что у тебяв деревне никого не осталось. А кто у тебя здесь?
- Тоже, как оказалось никого. Ядумал у меня здесь папа, мама один раз так сказала. Но оказалось – это давно не так. И теперь я совсем один.
Джедайт сжал зубы, чтобы нерасплакаться. Хватит уже. Он и так плакал сегодня непозволительно много. Он никогда не позволял себе даже насупиться, а тут вдруг разрыдался, да ещё и третий раз за день!
- Да? А где он теперь? Ты знаешь?
Джедайт поднял на Нефрита взгляд, полный сдерживаемого горя.
«Кажется, я задел за очень больное место… Ну конечно – он же сирота!» - Нефриту стало не по себе.
- Прости, не стоило мне этого говорить. А что же ты будешь делать теперь? Куда пойдёшь – обратно в родную деревню?
Джедайт задумался. Вопрос хоть и оскорбительный, но он и сам уже начал им задаваться.
- Нет. Меня там никто и ничто не ждёт. Родных не осталось, хозяйства не было, дом сгорел. Сирот в деревнях не любят – моя мама была сиротой. Мне незачем возвращаться туда.
Нефрит, внимательно слушавший его, смахнул чуб с глаз, и спросил:
- Что же ты будешь делать теперь?
- Я думаю остаться. Одному мне будет очень сложно выжить, а тут я смогу помогать кому-нибудь по хозяйству, и за это жить в доме. Для начала – сойдёт.
Нефрит задумчиво кивнул головой. Потом он посмотрел на свои ладони, и сказал:
- Мне уже пора. Меня давно нетво дворце – скоро начнут искать.
- А ты… то есть – Вы, можетепонять это по ладоням? – Джедайт восхищённо посмотрел на Нефрита.
- Да. Это одна из моихспособностей. Я никому о ней не говорю – держу в секрете, но я могу определить по ним не только, сколько точно прошло времени, но и даже иногда – что за это время случилось значимого для меня. Или скоро случится. И когда.
- Классно!
- И вот сейчас, например, я узнал, что меня через десять минут начнут искать во дворце, и поэтому я должен вернуться раньше, а сегодня утром я увидел, что вот в это время меня ждёт значимое знакомство в саду, и вот я натолкнулся на тебя. Так что ты не дрефь – мы с тобой ещё не раз встретимся. И может быть, даже, ты будешь у меня служить.
У Джедайта перехватило дыхание. Служить своему брату?! Как слуга – в собственной семье?! Пусть и не полностью своей – но всё равно! А Нефрит опять всё понял по своему:
- Да, даже такое возможно! Апочему – нет? Люди порой служат не хуже, чем ёмы – так что у тебя все шансы, если постараешься. Ну ладно, пойду я уже. А то я и так уже сильно задержался. Я бы не хотел, чтобы заметили, что меня нет – я и так с трудом из-под надзора сбежал. А тебе – удачи. Я тебе искренне её желаю. Я тебя сейчас телепортирую за ограду сада, а ты, когда подрастёшь – приходи служить во дворец. У нас во дворце хорошим слугам хорошо платят.
Нефрит сосредоточился и, прежде чем Джедайт успел что-либо сказать, - телепортировал его из сада. Посмотрев на то место, где только что стоял светловолосый паренёк, он подумал:
«Какой интересный мальчик, я таки не смог прочитать ни одной его мысли… И имя у него необычное – Джед. Чего только не бывает!»
А Джедайт бежал по улицам,стараясь не думать обо всём, что увидел и услышал. Одно только чувство двигало им – оскорбление.
«Хорошим слугам хорошо платят! Яне прислуга! Я – равный им! Я не хочу мыть полы и посуду, пока они будут отдыхать и веселиться! Неужели это лучшее, что меня ждёт? Мама, зачем ты меня оставила! Кто мне теперь поможет!»
Так он бежал, не разбираядороги, пока не натолкнулся на кого-то тёплого и мягкого… Подняв голову он увидел того старика, с которым познакомился днём.
- Дедушка Пом?
В голове мелькнула идея.
- Джеди… А я как раз вспоминал тебя… Думал: как там мальчонка? Говорят казнь была долгой и кровавой. Я уже забеспокоился, как ты – такое увидел. Губы Джедайта задрожали, но он постарался, и взял себя в руки:
- Почему? За что? Зачем?
Старик ласково погладил его по голове:
- Потому, что это была«показательная» казнь. «Чтобы другим не повадно было». Я же тебе уже говорил – наш Лорд очень не любит полукровок.
- И даже если это возможно действительно его дети?
- Особенно, если это возможно – Его дети. Такой уж принцип у нашего Лорда: «В Роду ШиТэно не должно быть полукровок». Слабые, дескать, они, опозорить могут. Уж не мне судить, кто силён в магии, кто слаб, да только сказывают, что за всю историю Фамилии ШиТэно не было в ней ни одного полукровки, а всё равно не выстояли. Один наш Повелитель – Кунсайто-сама и остался.
- Не выстояли? Ты о чём,дедушка?
- Дедушка… Дедушка… Как давно меня так никто не звал… Мм? Так о чём это я?
Глаза Джедайта хищно блеснули.
- Ты меня к себе в гости,травяной сбор попить, звал.
- Ах да, травяной сбор… Да-да. У меня отличный травяной сбор есть, ещё в том году собирал, когда ходить ещё более-менее мог. Пойдём, пойдём, внучёк. Ты мне всё о себе расскажешь, я тебя своими травками угощу.
Джедайт пошёл за стариком, решив для себя, что останется у него жить, по крайней мере до тех пор, пока не решит что делать дальше.


Сообщение отредактировал Багира - Среда, 25.02.2015, 04:48
 
БагираДата: Среда, 25.02.2015, 09:01 | Сообщение # 5
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава4. Новый дом. 

Старик привёл Джедайта домой изаварил травяной сбор, который действительно оказался на редкость вкусным. Джедайт сидел на высоком стуле и болтал ногами. Его плохое настроение почти улетучилось, и сейчас он подумывал, что если научится хорошо внушать окружающим людям и ёмам свою волю, то сможет не плохо устроиться в этой жизни. По крайней мере всю тяжёлую и неприятную работу он сможет перепоручать другим, и никто об этом не догадается, даже те, кто будет работать за него - не вспомнят этого. Единственное, что волновало его, это мысль, что отец разоблочит его – ведь он же чистокровный демон, а значит более сильный.
«Его будет обмануть не просто.Надо будет ействовать потихоньку. Сначала – тренироваться на мелких людишках. И по одиночке. Не трогать массы. Угу. Так и сделаю.»
К этому моменту закипел котелок,и старик разлил кипяток по стаканам с сушоными травами. Джедайт осторожно принюхался. В его памяти еще живы были те картины, когда деревенские хотели отравить их с матерью, и подсыпали им в еду ядовитой травы. Тогда их спасло его чутье, когда он случайно уловил изменения запаха привычной еды, и спросил, что еще она туда сегодня положила. Обеспокоенная таким вопросом мать дала сначала еду на пробу дворовой собаке, и через минуту та умерла в диких муках. И казалось бы - ей обвинить соседей в том, что они травили ее, но нет! Они первые, увидели что случилось, и обвинили ее в том, что она – незаконная ведьма! А дальше им так понравилась эта мысль, что они всей деревней обвинили ее в тайном колдовстве, и напали на ее дом. Когда Джедайт вернулся из лесу домой, то увидел на месте дома обгоревшие развалины очага, а в остатках разваленного плетня - вбитые колья, на которых висело тело его матери. Он хорошо помнил, как просветлел перед боем ум, и открылись разом все боевые способности. Он осознанно и расчетливо поджигал все дома в деревне - один за другим - и наслаждался их пожарищем, радуясь крикам ужаса и стонам, загнанных в них хозяев. Впервые в жизни он использовал виденный в своих снах прием: отразил на
небосклоне свое отражение и громко крикнул:
-Это вам за то, что не за что убили мою мать, и сожгли мой дом!
Когда с деревней было покончено,он подощел к останкам своей матери и, скорее уже у самого себя спросил:
-Как же это я не почувствовал,что ты в беде, мама. Я ведь всегда знал, что с тобой, но именно сегодня... почему?..
Из воспоминаний Джедайта выдернул голос старика Пома:
-Чего задумался, внучек?Грустишь... Мамку небось вспоминаешь... Понимаю... Я вот, помнится, когда в этот город, как ты, пришел - да-а-а... тоже мамку - каждну минуту вспоминал. - Старик всплакнул, и отер слезу сухой, узловатой, всей в прожилках вен, кистью. - Да-а-а... Понимаю я тебя... Хорошо понимаю...
Джедайт посмотрел на старика,прочитал его мысли, просканировал отвар на предмет известных ему ядов, и не найдя ни одного из них, решился сделать глоток.
"Мало ли. Может он подгипнозом, может он сам не знает, что делает. После встречи с Нефритом, мне нужно быть осторожнее вдвойне."
Но на старике не было следовзомбирующих заклятий, и Джедайт успокоился. Он осмотрелся вокруг. Дом оказался просторный, в два этажа, со спальными комнатами на втором. Окна с одной стороны выходили на широкую улицу, а через пару домов был базар. Все это Джедайт увидел, не вставая со стула на кухне.
-У тебя такой хороший дом,дедушка. Можно я буду звать тебя дедушкой?
-Конечно, внучек! Я буду только рад!
-А можно я останусь у тебя жить?
-Конечно! - обрадовался старик.
Ему было так одиноко последние годы, после того как он вышел на пенсию, что он был рад любому обществу, а тут такой молодой и озорной ребенок - смотришь на него, и будто сам молодеешь!
-Конечно оставайся, внучек!Будь, как дома! Теперь это твой дом тоже!
Джедайт прочитал мысли старика.
«А ведь и правда.Он очень стар, и у него очень мало жизненной энергии. Его надо подпитывать. Если он умрет слишком скоро, то я снова стану для всех сиротой, и мне скорее всего придется искать новый дом. К тому же он так ласков со мною - как мама, и... у меня никогда не было дедушки... Наверное это человеческая слабость, но я себе ее позволю - у меня же должны быть какие-то радости в жизни? Завтра принесу ему жизненной энергии, а сегодня ночью посмотрю, как она добывается.»
Старик Пом, тем временем достал из печки еду и поставил ее на стол. Джедайту было интересно - откуда у одинокого старика такой большой дом, но на сей раз он решил спросить это внушением - посмотреть, как получется и за одно потренироваться. Старик на секунду остановился, помолчал еще мгновение, и сказал:
-Мне этот дом наш Лорд подарил.Так и сказал: "Тебе и твоим потомкам на вечное пользование".
Джедайт сильно удивился:
-"Как это так? Вот такпросто - взял и подарил? Ни за что?"
Старик снова на секунду замер,потом тихо засмеялся и ответил:
-Хе-хе-хе... Нет, конечно же не «неза что». Я ему всю свою жизнь посвятил, адъютантом при нем служил, вот он меня и оценил. И под старость наградил. 

Настал вечер, и Джедайтанеотвратимо потянуло ко сну. Глаза слипались на ходу и он непрерывно тёр их кулаками. Видя такое дело, старик наскоро застелил ему постель, и отнёс уже спящего Джедайта в неё на руках. Постоял минут десять рядом, полюбовался спящим ангелом, и спустился вниз – хлопотать по хозяйству. Дел у него прибавилось, но он этому был только рад. 

Джедайт вновь путешествовал поснам. Он брёл по памяти предков, как по картинной галерее. Вот картина какого-то эпического сражения, вот юноша тайком навещает девушку, вот юного вида дама – но это обманчивое впечатление – даме в этом сюжете не один десяток тысячелетий, вот эта же дама учит чему-то мальчика – его ровесника. Может стоит сюда зайти? Джедайт поколебался мгновение, и шагнул по направлению к картине. Картина двинулась к нему в ответ. Вся галерея куда-то исчезла – Джедайт парил в каком-то чёрном сумраке, а напротив него всё так же парила картина. Он протянул руку, сделал шаг, и вошёл в воспоминание. Он очутился в теле мальчика и продолжил вместе с ним сосредотачиваться на своей силе. 
-Внимательнее. – прозвучал голос женщины –Юный Лорд, вы абсолютно не внимательны на занятиях. Я буду вынуждена сообщить об этом Вашим родителям. 
-Но я и так стараюсь, как могу, Вы требуете слишком многого!
-Этого не достаточно! Вы халтурите, Юный Лорд!
-Зачем мы вообще это тренируем? У меня и так хороший сон!
-Заклинание Сна – одно из самых действенныхспособов остановить любого противника. Просто наведите на него сонные чары, и он упадёт обездвиженный к вашим ногам. Погрузите в сон любого и сделайте с ним, что захотите – и проснувшись, он всё воспримет как сон. Прийдите в сон любого своего противника, скажите, что вы его друг, и он поверит вам; выспрашивайте у него все его военные тайны – и он все их вам расскажет, а на утро забудет обо всём, не успев проснуться… А теперь сосредоточьтесь ещё раз, и погрузите в сон этих птиц.
 
Джедайт знал, что это – всеголишь воспоминание из его генетической памяти, и к тому же ему сейчас нужно было узнать конкретное заклинание «энергетического вампиризма» - услужливо подсказала генетика.
Он вышел из воспоминания, и сноваочутился в галерее памяти. Там он представил себе все знания, которые таятся в его крови в виде огромной круглой комнаты, потолок которой терялся где-то в небесах, а стены которой полностью были зашиты стеллажами книг. -«Энергетический Вампиризм» -сказал он сам себе, расслабился, и позволил потоку Силы увлечь себя в нужном направлении. Потоки подхватили его, закружили, и подняли на высоту одиннадцатого стеллажа над полом. С полки одного из стеллажей, выдвинулась, и направилась навстречу к нему массивная книга с мерцающими рунами на корешке. Книга остановилась перед ним, раскрылась, и зашуршала страницами. Джедайт старался не напрягать свои способности, чтобы не сбить иллюзию с выполнения данного ей приказа. Но вот страницы остановились, и Джедайт увидел текст.
-«Я не умею читать!» - простонал он – «Меня этому ещё никто не учил!»
Он закрыл книгу и поднёс её к губам:
-«Озвучь это заклинание сама, а лучше… покажи мне, как мои предки его произносили!»
Он отпустил книгу и позволил ей открыться вновь.
-«Выполняется последняя данная команда. Анимированное прочтение.» -раздалось приятным женским голосом из книги. Текст заклинания замерцал, отразился в воздухе над книгой, и преобразился в образ светловолосого юноши, который протянул Джедайту руку, и сказал:
-«Отдай мне свою энергию, потомок!» - Джедайт слегка отшатнулся,хищно улыбнулся, и кивнул:
-«Я всё понял, предок!»
Изображение над книгой улыбнулось в ответ, тоже кивнуло, и растаяло.
-«Если будет ещё что-то надо – приходи!» - были последними,долетевшими до Джедайта словами.
-«Обязательно приду, и ещё не раз!» - крикнул Джедайт ему вслед и проснулся. 

Утро было пасмурным, но Джедайту на это было наплевать. Он тайком выбрался из дома, пока старик спал, и направился на рыночную площадь. Там он за палаткой одного из торговцев преобразился в ветхого старика, протянул руку как учил его парень из сновидения, и произнёс одними губами:
- Отдайте мне вашу энергию,рабы!
Со всех сторон к нему потянулись нити жизненной энергии, собираясь в один клубок над его ладонью. В такой ранний час ём на рынке не было, да они его по большей степени и презирали, считая не достойным себя – находиться среди людей. В эту, людскую, часть города они почти не заходили, и это спасло неопытного демона от обнаружения. Люди же повсюду воспринимали его так, как он им того приказывал, и сейчас они видели ветхого старика, еле пробирающегося по торговой площади, и с протянутой рукой просящего себе на хлеб. Собрав достаточно энергии, Джедайт просто исчез с площади и возник у себя дома, а видевшие его люди мгновенно забыли обо всём, и продолжили торговаться, как ни в чём не бывало. Оказавшись дома, он щёлкнул пальцами, развеяв этим созданную иллюзию, и уже маленьким мальчиком побежал наверх, в спальню старика.Пом лежал в постели, какизваяние, и почти не двигался. Сначала Джедайту даже показалось, что он опоздал, но приглядевшись, он увидел, что старик дышит, и тут же вложил в него половину всей собранной жизненной энергии. Потом ему показалось это малым, и он вложил ещё четверть, а потом – ещё. Старик зевнул в голос, потянулся, протёр глаза, и сел на кровати. Большая часть морщин на его лице исчезла, плечи расправились, а мышцы словно налились снова силой. Теперь он выглядел лет на двадцать моложе, и Джедайт, с перепугу, набросил на него маскирующее заклятие.
- А-а, мальчонка! С добрымутром! Что-то я разоспался сегодня. Ну что? Давай что ли завтракать?
- Ага! – Джедайт только сейчас сообразил, что хочет есть.
Они спустились вниз, и Пом сталнакрывать на стол, а Джедайт с любопытством смотрел за ним.


Сообщение отредактировал Багира - Среда, 25.02.2015, 10:18
 
БагираДата: Пятница, 20.03.2015, 04:19 | Сообщение # 6
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 5. Облава началась.

Прошло четыре дня с того момента, как Джедайт поселился в доме старика Пома. Настало утро пятого дня. Еды в доме старика не хватало, и Джедайт вызвался сбегать за всем необходимым на рынок. В этом совсем не было никакого альтруизма. Во-первых он отсиделся после казни, и его страх улёгся. А во-вторых он уже достаточно много узнал о городе, и теперь хотел всё увидеть собственными глазами. Поэтому, когда настало утро, он схватил авоську и пригрошню медяков, повторил три раза – что нужно купить на рынке и чего точно не надо, пересказал как не попасться под копыта лошади и под руку жандарма, и помчался в припрыжку осматривать город. Ему снова стало всё интересно, даже не смотря на изменившуюся ситуацию. Старик Пом только вздохнул и покачал головой ему в след.

А тем временем Лорд Кунсайт метался по своему кабинету, какраненый тигр по клетке. Всё из-за этого странного всплеска магической энергии, слишком сильной для обычной ёмы и носящей явный оттенок Силы ШиТэно. Сначала он даже подумал, что это был Нефрит, но после того, как он не увидел в его ауре остаточных следов магии ШиТэно, стало очевидно, что объявился неизвестный родственник. Следующим под подозрение попал принесенный крестьянкой выродок. Кунсайта передёрнуло, когда это слово пришло ему на ум.
«Выродок – вырожденец, имеющий значительные отклонения отнаследственных признаков семьи. Семьи. Я так быстро приписал это убожество к своей семье! Неужели я согласен с тем, что мог позволить появиться на свет такому существу! Ублюдку! И с тем, что у меня могло появиться ТАКОЕ!»
Он не увидел в этом ребёнке ни одной своей черты, нималейшей окраски ауры, но сейчас ему было бы легче, если бы этот ребёнок оказался выродком. Ребёнок умер, крестьянка казнена – проблема с чужаком была бы исчерпана. Но нет, это было не так. Что-то было не так. И он решил понять - «Что именно?» способом «от противного».
«Он мне не понравился сразу: он совершенно не похож ни наменя, ни на кого из моего рода, а ведь эта девка утверждала, что он МОЙ сын. В нём совершенно не чувствовалось магии. Вообще никакой. Но это ещё вполне понятно: если он выродок, то вполне мог и не унаследовать ни родовые черты, ни силы.»
Кунсайта снова передёрнуло.
«Родовые. Нет! Это точно не наш родственник! Ну ладно, надосделать максимальные допущения.»
Скрепя сердце, он продолжил дальше:
«Итак, внешности нет. Магия. Он совершенно не мог колдовать!Но и это понятно: чего ещё можно ожидать от ублюдка, да ещё и выродка? Но он не мог даже левитировать, а выброс Силы перед этим был большим... Хм… А если это было все-таки её первым проявлением? Тем, которое полностью исчерпало его? В Роду ШиТэно такого ни разу не было, но для полукровки – допустим.»
Кунсайт задумался. Он представил себе снова тот всплескродственной ему энергии, который ощутил недавним утром. Довольно сильно для такого, полностью беззащитного, существа. «А если это он рвался на свободу? Ну да, есть логика.Тюрьма: холод подземелий, темнота, сырость, плесень, вонь гнилых ран, смрад не мытых тел и испражнений, ни единого окна – только единственная отдушина, размером с мышь, и та достаточно воздуха не даёт – только холод, да ветром воет где-то вдалеке. Прибавить к этому красивый скелет на стене с остатками недоразложившейся плоти… все люди от этого с ума сходят, вот этот ребёнок, если он на половину демон, и попробовал сбежать. Пока всё сходится.»
Кунсайт задумчиво посмотрел вдаль. В принципе, всё сходится, но то ли интуиция, то ли уже параноя, всё равно не давали покоя.
«Всё прекрасно объясняется. Слишком прекрасно. Аж до тошноты. А если это всё-токи не он? Почему, на каком основании, это может оказаться НЕ ОН?»
Кунсайт ещё глубже задумался над причинами, по которым этот ребёнок мог оказаться не тем магом, которого он засёк.
«Итак, проигнорируем антипатию, которую он во мне вызвал – эмоции не в счёт. Отстранимся от внешности – она тоже не показатель. Что остаётся? Аура и магия. Его аура была почти не различима, что даже для ублюдка уже слишком. Но сделаем снисхождение и допустим, что ауру всю выпил магический рывок. И аура тогда – тоже не показатель. Тогда остаётся только сама магия. Магия. Если для ублюдка нужен сильный стресс, чтобы магия пробудилась хотя бы на короткое время, то понятно, почему она пробудилась в тюрьме. Допустим, он израсходовал ВСЕ свои силы на первый рывок, и не успел накопить новые, поэтому по пути к эшафоту и уже на самой казни он не смог даже левитировать. Хотя странно, это могут даже бессознательные младенцы. Но сделаем допущение на слабость ублюдка. Спишем на неё же и дальнейший стресс, не пробудивший нового магического броска.»
Кунсайт дошёл до книжного стеллажа, развернулся на каблуках, и пошёл мерить шаги в обратном направлении.
«Итак, отсутствие новой магической попытки – тоже не показатель. Что остаётся? Остаточные следы.»
Кунсайт снова остановился, вспоминая тот всплеск силы, и свои ощущения в тот момент.
«Нет, в него было вложено слишком много энергии, должны были остаться хорошо различимые следы, это не обсуждается. Но их не было. И такая энергия для существа, которое и изначально-то ею не особо обладало, а потом ещё и трое суток в подземелье просидело… без еды и воды. Нет. К тому же, это была, скорее, не попытка освободиться, а…»
Кунсайт ещё глубже погрузился в воспоминание, восстанавливая в своей памяти на этот раз эмоциональную окраску всплеска, донесённую до него
потоком Силы.
«…А атака. Колдовали со злостью, а не от отчаяния.»
Кунсайт вновь вспомнил ощущение той, родственной Силы,имеющей безусловно Родовую окрасу. Такой похожей, такой близкой, такой располагающей… прямо СВОЕЙ.  Вспомнилисьте недавние годы, когда он был одним из беззаботных правнуков Главы Рода, а не самим Главой, когда его окружали такие же беззаботные братья и кузены с кузинами, когда его волосы были тёмно-золотыми, а не седыми, как сейчас...  Как давно он не чувствовал этого ощущения Родственной Магии, и как недавно это было!.. Родственник… Наконец-то…
«Стоп! Я что, подпал под гипноз?! С какого хрена я здесь размечтался, когда под меня подкапывается враг, явно имеющий со мной родственную связь?! Пора с этим заканчивать. Надо уничтожить неизвестного мага и возвращаться к возрождению Клана.»
Кунсайт возненавидел себя за эту минутную слабость.
«Это из-за Нефрита. Почему я никогда не чувствовал в нём такой Силы! Своей! Когда он уже пробудится?! Я слишком долго ждал и терпел.
Пора им заняться. Но сначала – враг.»
Он остановился на секунду, развернулся в обратном направлении, и вернулся за стол.
«Итак, подведём итоги. В городе появился маг. Очевидно – мой родственник. Его цели не известны; он может действовать как в чьих-то интересах, так и в своих. И он теперь знает, как я его встречу, если он явится открыто. Кстати, эта женщина с ребёнком – это вполне могла быть его работой.» Кунсайт вздохнул, и потёр переносицу.
- Да. Много и ничего.
«Единственное, что у меня действительно есть – это магия… Нужно выследить магию. Но любая слежка очевидна для того, кто уже следит…»
Он помрачнел ещё сильнее, и на фоне почти чёрного лица,сияющие серые глаза показались прозрачными.
«Для начала слежки нужен другой, очевидный предлог. А лучше – несколько. Множество. И неразбериха – вокруг. Повелитель Разума прекрасно уловит логику, но там где логики нет – он будет беззащитен. От меня. Только я – единственный, ныне живущий, наследник Великой Эриды, Повелительницы Хаоса. Все это повторяют, но никто не сознаёт. Тарторос – для всех это ад, а для меня – дом моей матери. Мой дом. Я создам преступления и окружу их хаосом, и в этой ситуации создание сети слежения не вызовет никаких вопросов у моего родственничка. Кстати… Преступления тоже лучше создать специфические… Хм… Например – простолюдин, желающий против закона стать магом. А что? Идея просто замечательная! Применение магии оправдывает, панику создаёт, внимание на себя привлекает. А потом «чернокнижник» будет пойман, а сеть слежения – останется – так, «на будущее». «Против убийц и воров». Замечательно!»
Кунсайт встал из-за стола, сложил руки перед грудью в треугольник – минута коротких энергетических вспышек в полной тьме – и он подхватил серо-голубой льдистый кристалл. Взмах рукой – и кристалл размножился на сотню подобных себе. Кунсайт довольно улыбнулся. Один он оставит себе, и с его помощью будет следить за ходом операции, а ещё девяносто девять отдаст своим слугам – пусть они ищут неизвестного мага. Им даже знать не обязательно, кого они на самом деле ищут.

Когда, далеко за полдень, всё купивший и уставший от новых впечатлений, Джедайт возвращался домой, с соседней улицы раздался звонкий женский визг. Любопытство захватило его, и он кинулся посмотреть – что же там такое случилось? Когда он добежал до места происшествия, там уже скопилось довольно много людей, и все они охали, галдели, и возмущались. Протолкавшись вперёд, Джедайт увидел трупп довольно молодой женщины с разбитой головой. Ещё у тела были порваны мочки ушей, отрублены кисти рук, и не было никакой обуви. Тут же нашлись в толпе такие, которые предположили, что женщину убили ради ограбления, а руки отрубили, чтобы долго не возиться с кольцами и браслетами. Кто-то опознал в убитой дочь местного менялы, который недавно подал заявки на признание его полноправным банкиром. Кто-то сразу решил, что жертву убили из-за этого, ведь теперь меняле будет не до оформления разрешительных бумаг. Кто-то предположил, что над девушкой хотели надругаться, но она не далась, и за это её убили, а тело изрубили в отместку, и забрали украшения, чтобы получить с неё хоть что-то.
- А почему же её тогда не всю изрубили, а только руки? Нет,говорю вам – её изначально хотели только ограбить!
- Да? А зачем тогда руки рубить? Кому они могли пригодиться,отрубленные?
- А может – магу какому? А что? Чего они только в свои зельяни кидают: и шкурки мышиные, и глаза лягушачьи, и говорят, есть такие, которые могилы раскапывают, и кости человеческие – тоже туда кидают!..
Джедайт стоял неприметно в толпе, слушал всё это, и убеждался, что городские жители ничуть не умнее тех, деревенских, и что они подвержены тем же предрассудкам, страхам и суевериям, что и их деревенские сородичи.
«Люди глупы и безмозглы, суеверны и безрассудны. Они с радостью готовы поверить во всякую чушь, вроде скошенной в полнолунье осоки, и в то же время отказываются понять очевидное, вроде как если побежать после дождя по грязи – наверняка подскользнёшься и упадёшь. А когда падают – всегда обвиняют того, кто предупреждал: накликал, пожелал недоброго, сглазил. Люди презренны: они глупы, трусливы, и безмозглы. Они отвратительны и ничтожны… И эти ничтожества убили маму! Точно такие же! Слабые паразиты! Их нужно уничтожить всех! От них нужно очистить Землю! Папа! Почему ты не займёшься этим?»
А зеваки всё продолжали свой спор, собирая всё большую ибольшую толпу:
- А я говорю – глупости! Зачем магу именно она? Если это имаг – он мог запросто кого-нибудь ещё схватить - вон сколько продажных девок по подворотням шляется – бери не хочу! И искать никто не будет!..
- Так в том то и дело: продажных тьма, а эта, говорят, нетронутая была!
- Как – не тронутая? – вмешался кто-то третий – Ей же почти тридцать лет было?!
- Но вот, говорят, отец её в скором времени замуж выдавать собирался, и статус свой повышал ради того, чтобы повыгоднее партию составить!
-А у этих колдунов какой-то особый интерес на нетронутых,вот он и поспешил забрать то, что ему нужно…
- Да говорю вам – бред всё это! Её просто ограбили! Сначала хотели оглушить, не рассчитали силы, и убили. Бусы и сапоги снялись легко – она
их каждый день меняла, а вот кольца и браслеты она никогда не снимала – они ей уже в кожу врастать стали – вот преступник и отрубил их вместе с руками! Вон – посмотрите! У неё и уши порваны как раз там, где серьги были!
Джедайт слушал его, и думал:
«А ведь и правда, всё сходится. Он умеет пользоваться головой не только для того, чтобы шапку носить, и есть в неё.»
Тем временем к месту происшествия подоспели стражи порядка.Они выслушали всех, и старший из них задал один – единственный вопрос:
- Кто-нибудь, что-нибудь слышал, подозрительное?
Толпа стала нерешительно переглядываться и отрицательно мотать головами. Следователь нахмурился, и повторил вопрос в другой форме:
- Что, совсем никаких звуков, стонов, шорохов, шагов, криков?
Он сурово сдвинул брови и обвёл толпу собравшихся грозным взглядом. Из толпы нерешительно подалась женщина средних лет:
- Я живу вот в этом доме и у меня очень плохой сон. Обычно я слышу, как мыши в погребе шуршат, но сегодня даже они затихли, словно испугались
чего. Даже казалось, что ветер затих, а потом я услышала чей-то крик, глянула из окна, и увидела тело.
Инспектор ещё раз провёл взглядом по толпе собравшихся:
- Кто первый увидел тело?
Никто не подался вперёд и даже не издал ни звука.
-Что, среди собравшихся того человека нет? – инспектор снова стал мрачнеть.
Женщина, говорившая до этого, снова подала голос:
- Я не уверена… но крик… точнее даже визг… он был женским. Я бы даже сказала – девичьим… Это всё, что я могу сказать.
Инспектор выслушал её внимательно, огляделся, и тихо сказал своим:
- Следов борьбы или крови нет – её убили в другом месте. Надо найти его и отрубленные конечности. Тогда, может, мы получим больше информации об убийце. Собак сюда. Всех жителей – по домам, чтобы след не затаптывали. Поднять мост – никого в город не впускать и не выпускать, усилить караул – преступник должен быть пойман «по горячим следам».
- Прикажите отыскать девушку, первой увидевшей тело?
- Не имеет смысла. Если это действительно юная девица – она наверняка сейчас забилась куда-нибудь в подпол родительского погреба, и не выйдет оттуда ни за что. А если мы её и отыщем – ничего нового она нам не расскажет: «шла, заметила, посмотрела, увидела, а там…». И сплошные эмоции. Никакой полезной информации. А начнёшь выспрашивать детали – такого понапридумывает, что только держись. И ещё сама в это всё поверит…

Кунсайт затмил палантир. Видение исчезло.
«Итак – начало положено. Теперь новость об убийце быстро разлетится по городу. Все будут ждать его поимки и волноваться всё больше и больше с каждым днём. Начнётся паника. Но для вмешательства самого Лорда это пока мало. А уж тем более – для развешивания наблюдательной сети.»
Кунсайт с наслаждением потянулся и пригубил коньяк. Закусил его кусочком горького шоколада, и продолжил размышлять.
«Но следопыт прав: нет ни следов борьбы, ни крови. Маг сразу распознает изначально магическое убийство. Нужна борьба. Нужна кровь. Ну, кровь я ещё не уничтожил, борьбу – изобразим. Что ж – подойдём творчески. Интересно – как скоро они найдут кисти? Идея с собаками была неплохой. А вот с мостом и комендантским часом они переборщили. Им это точно не поможет. Потребую ка я отчёта от следователя по этому делу – добавлю нервозности обстановке…»


Сообщение отредактировал Багира - Четверг, 26.03.2015, 09:24
 
БагираДата: Суббота, 04.04.2015, 10:46 | Сообщение # 7
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 6. Проникновение во дворец.

- Кунсайт будет моим, и только моим! Он забудет свою Янтарию и будет восхищаться только мной. Я займу её место в постели, мыслях и сердце Кунсайта, её постель будет пустовать целые месяцы напролёт! Да что там месяцы – годы, десятилетия! Она перестанет быть фактически его женой – я вытесню её из всех сфер жизни Лорда Разума и Хаоса! Он сам прогонит её…
- А вот это уже не правильно!
Высокая красавица быстро встала, и складки её одежды зашуршали, напоминая шелест морских волн.
- Ты не должна претендовать на место официальной жены Кунсайта. Он истинный потомок Рациуса, и никогда не признает своей женой ёму. Всё чего ты этим добьёшься – это то, что он оскорбится, расскажет тебе о родовых принципах Ши-Тэно, и прогонит вон. Или казнит, как недавно казнил ту девчонку. А Янтария вернётся на своё место, и получит ещё больше влияния на Кунсайта, чем у неё есть сейчас.
- Но как же… Ведь я – тоже дворянка, и чистокровная демонесса.
- Об этом знаем только мы с тобой. Ты умерла в раннем возрасте, и я перевоплотила тебя в теле ёмы только ради того, чтобы ты выполнила это задание. Если ты не готова действовать и сомневаешься, я буду вынуждена создать новую нин:дзи:цу.
Женщина сменила тон и проникновенно посмотрела в глаза девушке.
- Твоя ценность для нас в том, что ты не успела представиться ко Двору Её Высочества Цесаревны Берилл, и даже не была представлена в широком кругу семейства – о тебе практически никто не знал, а те, кто знал – считают  давно мёртвой. Так в принципе и есть. Но если ты удачно выполнишь своё задание – все узнают о возрождённой юной демонессе, настолько же коварной и могущественной, насколько и прекрасной. Это я тебе обещаю.
От этого взгляда, внешне спокойного, и грохочущего изнутри как океанская стихия, девушке стало страшнее, чем от любой прямой угрозы. Она вдруг ясно поняла, что находится полностью во власти этой женщины – своей прородительницы – и даже смерть не сможет спасти её от этой власти, только может быть… Цесаревна? Если заслужить у неё, она может наделить свободой от соподчинения предкам, и правом создать свой Клан.
«Но для этого нужно освободиться хотя бы от постоянного надзора. Я пойду туда.»
- Я всё поняла. Я не буду претендовать на место жены Кунсайта. Я просто стану его единственной постоянной женщиной. Сколько бы жён он себе ни завёл – они все будут проходить калейдоскопом, неизменной буду оставаться только я.
- Молодец. И даже не вздумай рожать ему ребёнка – он этого не потерпит. Помни всегда: родовая идея Ши-Тено – чистота демонической крови. От этого отталкивайся всегда и во всём. И не вздумай пререкаться с Нефритом, или что-то говорить на него плохое – он первенец Кунсайта, и этого у него не отнимет ничто ни в одно из перерождений. Кунсайт убьёт за него любого, даже не задумываясь.
- Я всё поняла. Проникнуть во дворец, обратить на себя внимание Кунсайта, занять все его мысли и подчинить его сердце своей воле. И не претендовать ни на что, он сам должен одаривать меня всем.
- Всё правильно. Ты поняла. И наконец самое главное: не торопись! Сколько бы времени не прошло – ты сама ничего не должна инициировать! Вся инициатива должна исходить от самого Кунсайта – только в таком случае он ничего не заподозрит. Не выходи на связь, пока прочно не обоснуешься в его покоях, и не получишь от него максимальную власть, на какую только вообще может претендовать ёма в его дворце.
- Будет сделано.
- Иди.
- Есть.
И стройная хрупкая девушка растворилась в водовороте семейного телепорта.
Женщина довольно сощурилась. Пока что всё шло по плану: в одной из деревень Кунсайта наконец родилась водная ёма, её дух был немедленно изгнан из тела, а тело заселила трагически умершая дочь Клана Водной Бездны. Со стороны это выглядело так: новорождённый младенец сначала перестал дышать, потом некоторое время побалансировал между жизнью и смертью, а потом вздрогнул и снова начал дышать. И теперь всё, что расскажет эта химера о своей жизни в деревне, становилось истинной правдой, и никто не мог дотянуться до тайной жизни этого существа.
Калипсо посмотрела ей в след и кривовато ухмыльнулась:
- Иди. Обещаю.

Патрульный взвод Лорда Кунсайта уже завершал свой объезд околозамковых территорий – оставалось только заглянуть в последний, отмеченный на маршруте патрулирования сектор, и можно было возвращаться домой. Солдаты переговаривались, делились планами на вечер после сдачи дежурства, прикидывали чем лучше занять свободное время. Вечер неуклонно брал своё, солнце садилось за горизонт и дневная жара быстро сменялась прохладой.
Патруль вывернул на конечный маршрут, и тут глазам солдат предстала живописная картина. Многие назвали бы её ужасной, но для солдат, повидавших в своей жизни множество смертей и кровопролитных сцен, она была просто живописной. В какой-то степени даже забавной. Здесь явно произошло бандитское нападение на обоз, и работали явно делетанты.
- Новички! – усмехнулся сержант – Даже не смогли отличить действительно ценных вещей – забрали только продовольствие и цветные тряпки, а вон на кортик явно червлёной стали – даже внимания не обратили!
- Сопляки! Что с них взять? – откликнулся один из солдат, подъезжая ближе – Молокососы!
- Но, но, но! Поговори мне! Ты ещё скажи, что их некому научить! – гоготнул сержант.
- А что, если так? – поддержал шутку рядовой – Ведь действительно некому! Шляются бандой недорослей –  хуй вчера только начал стоять, а уже крутые!
Сержант расхохотался.
- Это да!.. Видали мы таких: «ещё он бороду не брил, а был уже скорострел»!
Солдаты снова расхохотались, на этот раз все вместе. Говоривший ранее рядовой спрыгнул с лошади и направился к месту побоища.
- Та-ак… Что у нас тут ещё, интересненького, осталось?..
- Не мародёрствовать! – для порядка прикрикнул на него сержант, покашиваясь любопытным глазом в сторону разбросанных вещей.
- Да не выслуживайся, здесь не перед кем! Им эти вещи уже не пригодятся, а нам – могут.
Сержант довольно хмыкнул и направил лошадь в сторону обоза:
- Чур кортик – мой!
- Это с какого это?
- Щас как сотню приседаний прикажу – так будешь знать, с какого!
- Ну во-о-от! Ножика для подчинённого жалко! Я вообще его первый заметил!..
- Я тебе дам им поиграться!
- Ему есть, чем поиграться! – раздалось сзади. Солдаты тоже направили лошадей к обозу и спешивались.
- Отставить! Кто сказал?
Молчание.
- Я спрашиваю: кто свазал?
- Я!
- Наряд вне очереди!
- Ну товарищ сержант!
- Два наряда вне очереди!
- Есть: два наряда вне очереди…
- Вот так. Поговорите мне ещё!.. Так… Где мой кортик? А ну верни немедленно!
- Ну ты ж мне его дал!.. Поиграться…
- Еще не давал! Верни.
- А-ах-х… Та-ак, а это тут у нас чё такое?..
Так переговариваясь солдаты раскапывали обоз, ища в нём что-нибудь, что могло им пригодиться, и не вызвало бы излишних вопросов со стороны командования. Кто—то присмотрел себе новый чугунный котелок, кто-то нашёл кусок дублёной кожи, завёрнутый в мешковину, кто-то –  даже опушку для воротника из волчьего меха. Один из солдат подошёл к перевёрнутой телеге, и опрокинул её набок, чтобы посмотреть, что там есть ценного под ней. Под ворохом вещей он вдруг увидел выглядывающую руку. Тонкая кисть, белая, почти прозрачная кожа, длинные пальцы. Солдата заинтересовало – кто же там может быть, и он разгрёб завал над телом.
Под всем, что было сверху, оказалась худенькая, миловидная девушка. Даже ещё не девушка – отроковица, подросток. Она была очень миловидна, но ещё слишком юна, чтобы расцвести, и превратиться в настоящую красавицу. Но уже сейчас её длинные зеленовато-синие волосы, в сочетании с белой кожей и чёрными как уголь ресницами, делали её очаровательной. Солдат зачарованно смотрел на неё. Потом он заметил ссадины на её щеках, и верёвки на шее и руках. Не задумываясь над тем, что может быть это уже не нужно, он выхватил нож, и разрезал петлю на шее девушки, а за тем принялся за путы на руках. Верёвки были связаны очень крепко, и не хотели поддаваться так же быстро, как петля.
- Что ты тут делаешь? – сержант заглянул через спину рядового, и обомлел от красоты.
- Она может быть ещё жива. – не оборачиваясь, ответил рядовой.
- Ну ка дай! – сержант отодвинул подчинённого, и приложил тыльную сторону пальцев к шее девушки.
- Да, она ещё живая. Тихо там!
Он снова повернулся к сжавшемуся в клубочек телу:
- Давай её сюда.
- Может лучше сначала перерезать верёвки?
- Да. Дай ка я.
Он быстро и ловко разрезал путы на руках девушки.
- Какие варвары! После этого я даже рад, что их всех перебили. Ведь это они её за её красоту так изморили – посмотри: кости да кожа!
- Уроды… А что это ещё у неё на руке?
- Где? Я всё срезал. Ты что имеешь в виду?
- Вот. Жуть какая-то. Совсем не красиво – зачем она это одела?
- Дай посмотреть поближе.
Солдат не стал долго думать и поднёс к лицу сержанта безвольно висящую руку девушки. На ней «красовался» совершенно неожиданный для такой красавицы браслет. На прочной верёвочке были нанизаны чьи-то зубы, осколки костей – явно человеческих, кусочки каких-то деревяшек, чьи-то высохшие и уже не опознаваемые лапки, хвосты; в узлы между всем этим мусором были вплетены какие-то сухие травы.
- Это блокиратор магии. По крайней мере так их себе представляли наши друзья из деревни. Наша девочка – новоявленная ёма. В деревнях их очень боятся и не любят. Было время –  даже убивали сразу, как только заподазривали в наличии магической силы. Но наш великий Лорд издал закон, по которому за каждую, не убитую и доставленную в замок ёму, деревню, в которой она родилась, освобождают на двадцать лет ото всех податей. И теперь многие деревни откупаются от налогов такими вот девочками, даже не представляя, какое богатство они выгоняют.
- И чё, эти блокираторы действуют?
- Да нет конечно! Но молоденькие девчушки верят в их выдуманную силу и сами блокируют свою силу. Так что в каком-то смысле – да, действуют.
Он сорвал с руки девушки браслет, и выкинул его в канаву.
- Подержи её. – он запрыгнул на лошадь – Давай её сюда. Аккуратно! Не мешок с брюквой грузишь, дегенерат!
- А что это такое – деге… деги… денегерат?
- Это ты! Трогай!
Солдаты попрыгали на коней и пустили их вслед своему командиру.

Кунсайт пребывал в своём любимом кабинете. Последние дни он был не в духе: всё шло своим чередом, но результатов пока не давало. Их и не планировалось вообще в близжайшие месяцы, но Кунсайт очень не любил тратить силы и не видеть отдачи, и это портило всё настроение. Увлечение новизной «проэкта» прошло, сам проэкт был глобальным и требовал должного времени, и поэтому Кунсайт, не имея возможности насладиться отдачей, упивался сейчас своим плохим настроением.
В дверь постучали.
- Да!
- Разрешите, Мой Лорд?
- Да. Входи.
В кабинет вошёл дворецкий.
- Разрешите доложить, Мой Лорд, у нас есть для Вас новости.
- Какие? Надеюсь нам кто-нибудь объявил войну?
- Изволите шутить, Мой Лорд. А у нас две новости. Новость первая: пополнение штата, ждём Вашего высочайшего дозволения принять их на службу.
- Кого ещё там вы без Меня решили принимать в Мой штат?!
- Ещё не решили. Ждём Вашего одобрения или неодобрения. Изволите лицезреть новоприбывших?
- Кто там?
- Двое. Молоденькая ёма и мальчишка четырёх лет. Мальчишка прибыл сегодня сам – говорит живёт с дедушкой, денег не хватает на жизнь, просится к нам на конюшню работать.
- А ёма? Кто такая, откуда?
- Из деревни доставили, стихия – вода. Патруль сегодня вечером её из разграбленного обоза спас.
- Что ещё за разграбленный обоз?
- А вот это как раз вторая новость: у нас в окрестностях опять появилась банда – во время нападения были убиты все, кроме этой девочки. Ей посчастливилось выжить.
- Что ж, водная стихия – редкость, как и вообще стихийные ёмы. Я хочу её видеть.
- Как прикажите Мой Лорд. А что делать с мальчиком?
- А что у нас со штатом конюшен?
- Полный комплект, но финансирование позволяет взять внештатного сотрудника.
- Хорошо. Берите. Назначьте ему полное жалование и сократите рабочий день в четыре раза – всё-таки ребёнок.
- Планируете из него нового адъютанта вырастить?
- Да. Верных слуг надо растить с младенчества.
- С Помом Вы, помнется, исходили их этих же соображений.
- Да. И верный адъютант вырос. Так и с этим мальчиком будет. Пользы от него не будет лет десять, но зато слуга – самый преданный вырастет.
- Изволите посмотреть на ёму?
- Да, где она?

«Значит система начала действовать, и вот её первые плоды. Хм. Приятно. Спасибо тебе, девочка, что попала сегодня под руку моим марионеткам, ты принесла мне хорошую весть. И сама не затерялась. И выжила. Ты стоящий экземпляр, я возьму тебя.»
Молоденькая ёма с огромными глазами цвета океанской воронки и чёрно-синими (или иссиа-чёрными(?) хм…) волосами, запинаясь рассказывала, как на обоз в котором она ехала напали какие-то бандиты, как ей на шею накинули верёвку и начали душить, и как обоз перевернулся и она потеряла сознание, думая, что это её конец. Кунсайт молча слушал её лепет, и подумывал о том, что он рад, что редкая ёма осталась жива.
- Скажи, с тобой ехали ещё какие-нибудь ёмы из твоей деревни?
- Нет, Сир, я одна была ёмой в моей деревне.
- А из других деревень обозы с ёмами к вашему примыкали? Встречала ли ты ещё других ём по пути сюда?
- Нет, Сир. Наш обоз шёл только из моей деревни, и по пути нам никто не встречался.
- Ладно. Покажи свои умения. Ты ведь ёма воды?
Девушка перепугалась не на шутку. Она вздрогнула, и посмотрела на Кунсайта округлившимися глазами:
- Да, Сир, а откуда Вы узнали?..
- Я знаю всё. И обо всех. Покажи свои возможности.
Не смея перечить, девушка встала и скрестила руки перед лицом. Взмах руками вверх, и она преобразилась в ёму.
«Хм. Довольно милая, если учесть, какими ёмы бывают после преображения. Особенно – растительные. Эта – довольно хороша собой. Наверное годиков через пять она станет красавицей и в своём человеческом обличии.»
Ёма тем временем сделала пару взмахов руками, и из воздуха стала конденсироваться и собираться у её пальцев вода. Довольно быстро воздух в помещении высох, зато в руках ёмы скопилась приличных размеров водяная сфера. Ещё пара взмахов руками – и вода разделилась на струи, которые тут же пошли выписывать затейливые узоры, сливаться в причудливые и красивые фигуры, и танцевать под слышимую только ёме музыку. На минуту этими танцами залюбовались все, но вот девушка почувствовала, что устаёт, превратила воду в туман, и развеяла его, вернув влагу воздуху.
«А она молодец. Последний номер мне понравился, пожалуй, больше всех.»
Ёма замерла на месте, ожидая, что скажет Лорд.
- Это всё?
Кунсайт для порядка сдвинул вопросительно брови и добавил недоумевающих интонаций в голос.
- Мой Лорд, я не могла тренероваться… жители деревни… они хотели убить меня каждый день… они…
- Ладно. Я понял. – Кунсайт отвернулся от уже распреобразившейся ёмы и повернулся к дворецкому – Кицуне, позаботься о том чтобы у неё было достаточно времени места и сил для тренировок. Через месяц она должна будет явить мне настоящую боевую магию воды, а не эти… рисунки ни на чём.
- Будет сделано, Мой Лорд. – дворецкий поклонился вслед исчезнувшему господину и перевёл хитрый взгляд на замершую девушку.
- Не бойся, у тебя всё получится. Как тебя зовут?
- Те-тис…
 
БагираДата: Воскресенье, 10.05.2015, 05:49 | Сообщение # 8
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 7. ОБСИДИАН И  ЕГО  СЫН-ПОЛУКРОВКА

Глава клана Звёздного Света лордЦезий прошёлся ещё раз по кабинету. Высокий широкоплечий мужчина со смуглой кожей желтоватого оттенка, чёрными, вороньего крыла, волосами, и чёрными же глазами, в которых, если смотреть в них, мерещились мириады крупинок дальних звёзд. Ежедневный мундир генерала армии западного направления Его Величества Короля Рубиуса и кинжал на поясе, который он носил с собой не снимая, и даже ложась спать клал его под подушку. Так он делал уже много столетий,после того как на него совершили неудачное покушение. Тогда он этим самым кинжалом едва успел убить подобравшуюся к нему слишком близко ёму-ниндзю. Заговорщики давно уже получили своё возмездие и теперь мирно ждали своей очереди на новое перерождение, моля Всю Королевскую Династию о том, чтобы после  не попасться на пути у Цезиявновь. А он всё продолжал спать с клинком под подушкой, и просматривать рентгеновским орлиным взором всех своих домашних.
Перед ним навытяжку стояли двоемужчин – его потомки Обсидиан и его сын-полукровка Литий. Оба были на пол головы ниже самого Цезия, и заметно уже в плечах. Обсидиан был черноволос, как и Цезий, а вот его глаза были желтыми как янтарь. Волосы Лития больше напоминали конский каштан, а глаза – цитрин. Цезий смерил ещё раз своихпотомков взглядом, который он называл внимательным, а все остальные – подозрительным, и подвёл итог.
- Итак, всё что вам нужно знать,вы знаете. Повторим ещё раз, что вы должны сделать. Обсидиан?
- С Вашего позволения, Ваше Первородство.Я должен, под предлогом родственного визита, наведаться в замок Кунсайта, и проверить, как идёт работа Янтарии по превращению Нефрита в исключительно мага Звёзд. Так же я должен буду, используя предлог нанесённого моему сыну оскорбления, объявить о последствиях для клана Ледяного Разума.
- Хорошо. Литий?
- С Вашего позволения, Ваше Первородство. Я должен буду создать предлог для нанесения мне оскорбления, чтобы мой отец мог потребовать извинений от Лорда Кунсайта. Своими промахами в поведении я должен спровоцировать его на насмешку над моим происхождением, за которую мой отец и потребует у него извинений.
- Правильно. И запомните: Кунсайт должен будет быть вынужденным приносить извинения не тебе, Обсидиан, а тебе Литий. Перед чистокровным аристократом он ещё извинится, а вот перед полукровкой – ни за что. Операция должна быть выполнена безукоризненно. Нам нельзя завязывать ещё сильнее наши финансы на Кунсайте, а от последнего его предложения о «сотрудничестве» у нас нет видимого повода отказаться. Я рассчитываю на вас.

Кунсайт работал в своём кабинете. Чуть прищурившись, и слегка улыбаясь одним краем губ, он просматривал документы, лежавшие у него на столе. Это был верный признак того, что у него хорошее настроение. Так выглядит хищник, который уже поймал свою добычу, и теперь медленно наслаждается её убийством. О, да! Кунсайт был именно хищником. И он уже поймал и обездвижил свою добычу. Он окружил её клеткой из своих когтей, и теперь медленно впускал их в её тушку, пуская маленькие пока струйки крови, любуясь, как они стекают, вдыхая их свежий аромат, и слизывая самые аппетитные из них. А потом, когда его когти полностью войдут в ещё живую тушку жертвы, он вопьётся ей в горло, и выпьет всю кровь. Затем он вырвет из неё самые аппетитные куски, и съест их: сердце, лёгкие, печень – а остальное выбросит стервятникам. Хотя, нет. Он не отдаст им ни кусочка своей добычи – он не будет подкармливать потенциальных противников, даже таких ничтожных, как они. Своим когтями он снимет всё мясо с костей своей добычи, и только тогда выкинет их своим соседям – будет забавно посмотреть, как они будут искать там хоть что-то полезное…
«Хотя… костный мозг тоже оченьполезная и вкусная штучка… Надо будет максимально глубоко и тчательно изучить Клан Звёздного Света на предмет скрытых уникальных потенциалов. Нельзя отдавать соседям неизученные ресурсы, в которых они могут найти хоть что-то особенно полезное. Да, я вообще ни от чего не откажусь. С какой стати я должен выбрасывать на помойку свою добычу? Да хоть что-то из неё?»
Кунсайт мечтательно посмотрел перед собой, затем почти любовно на бумаги на своём столе. По ним, скоро – совсем скоро – Клан Звёздного Света потеряет свою экономическую самостоятельность, и не сможет и клинка отлить без его финансирования – не то что армию ём создать. А он на такие цели финансов не даст – это уж точно! Кунсайт почти ласково ухмыльнулся.В это время в кабинете появилсяи зазвенел колокольчик.
- Входи, Яша. Что случилось?
- Повелитель, разрешите сообщить. Прибыл гонец от Клана Звёздного Света, принёс послание лично для Вас.
«Ну вот – помяни мразь хотя бы мысленно» - подумал Кунсайт, и потянув мгновение, приказал:
- Зови.
Яша исчезла, и тут же появилась с гонцом. Перед Кунсайтом предстал костлявый ёма-гонец в облачении почтового посыльного Клана Звездного Света, и со свитковой колбой в руках. Он поклонился и протянул колбу Кунсайту. Кунсайт нахмурился, и кивнул Яше. Яша первая взяла в руки колбу и проверила её на наличие скрытых опасных заклинаний и прочих неожиданных сюрпризов. На удивление таковых не оказалось. Мимолётно Кунсайт отметил для себя, что был бы намного больше рад, если бы там оказалось заклинание, например, Ядерного Взрыва. Тогда было бы всё понятно, а так это значило, что все неприятности внутри послания. Ну не могут враги, которые ещё двадцать лет назад покушались на твои территории, вот так просто отказаться от своей цели, тем более, что ты единственный остался из защитников, такого лакомого, для них, куска! Не-мо-гут! А значит они затеяли что-то. Вот только что?Не желая изводить себяразмышлениями дальше, Кунсайт решил узнать всё поскорей.
- Читай, Яша.
- Как прикажите, господин.

Прошло три дня, положенные правилами этикета, для оповещения о приезде, чтобы хозяева смогли подготовиться и достойно принять гостей. Все эти три дня Кунсайт и Янтария гоняли Нефрита по правилам «Обеденного Этикета», разъясняли ему, что и как он должен делать в остальное время, и придирались к любым мелочам, вплоть до вспотевших ладоней и неосторожно брошенного взгляда. Замученный Нефрит падал в своих покоях, не раздеваясь, и засыпал, а слуги осторожно, боясь разбудить его, переодевали его в ночную пижаму. На первый взгляд радостное событие обернулось для него настоящей пыткой.
« -Не бери приборы раньше, чем возьмём мы с твоей матерью.»,
« -Не стряхивай салфетку, когда кладёшь её на колени.»,
« -Не приступай к еде, раньше,чем это сделаем мы с твоим отцом.»,
« -Держи руки только на коленях,в перерывах между подачами блюд.»,
« -Не говори ни слова, пока к тебе не обратятся; отвечай уважительно и не многословно.»,
« -Обращайся к старшим гостям:«Ваша Светлость».»,
« -Держи спину ровно во всё время обеда.»,
« -Не облокачивайся на спинку стула: она не для тебя, а для слуг, чтобы они могли пододвинуть тебе стул.»,
« -Не хлюпай, когда ешь первое.»,
« -Не сутулься, когда наклоняешься к ложке.»,
« -Что у тебя с причёской? Слуги, поправьте ему волосы.»…
И так от подъёма и до поздней ночи. От напряжения Нефрит уставал намного быстрее, чем обычно, и допускал намного больше ошибок. Родители сердились и стращали его ещё больше, от чего он ещё больше напрягался…По случаю приёма гостей, подъёмосуществлялся на час раньше, а прислуга вообще не ложилась спать. Те из них, что подавали на обеде, ещё имели сладкую возможность поспать пару часиков, дабы достойно представлять весь штат и требования своего хозяина; а вот все остальные не спали трое суток, приводя замок в порядок, и под конец, перед самым приездом гостей, разбежались отсыпаться,  оставив десяток дежурных на всякий случай.

Джедайт, видя какая беготня ему предстоит среди прочего штата, отыскал дворецкого и сделал ему лёгкое внушение, чтобы тот поставил его подавать и убирать со стола на обеде. Сначала он просто думал, что там будет проще, но это оказалось далеко не так. У него очень быстро устали ноги, и он было начал переминаться с ноги на ногу, но Кицуне, заметив это сказал, что если он будет так продолжать, то отправится к своим предыдущим обязанностям, потому как если он не может стоять ровно, то значит не может выполнять эту работу. Джедайт не осмелился возражать, чтобы не привлечь к себе ненужного внимания. Пробовать внушать что либо дворецкому в присутствии отца он боялся панически, и правильно делал, поскольку Кунсайт был очень чуток к воздействию чужой магии. К середине первого дня Джедайт успел забегаться, проголодаться, и очень устать, и в принципе он мог бы признать, что не может выполнять эту работу и сбежать куда-нибудь отдыхать, но его полностью захватила приоткрывшаяся перед ним жизнь.
Он ни разу до этого не видел, как проходят обеденные приёмы в благородных семьях. В своих снах он видел только отрывки из них, небольшие кусочки по несколько секунд, и всё что из них понял – это то, что его необыкновенно тянет эта красивая богатая жизнь. А тут перед ним открылся удивительный красочный мир, с интересными правилами и законами, который чем дальше, тем всё более становился разнообразным и интригующим.
Зачем столько ложек вилок и ножей?
Почему они лежат в таком странном порядке?
Почему они сами такие странные?
Почему тарелки стоят друг на друге?
Почему их столько?
Почему чистую тарелку убирают вместе с использованной?
Каким причудливым и красивым способом еда раскладывается на них!
Почему они почти ничего не съели?!
И это, что – всё выбросят?!!
Джедайт поражался, восхищался,удивлялся, недоумевал – всё здесь было в новинку. Он стоял остолбенев всё то время, пока к нему не обращались, а когда давали поручение, или наступала очередь репетировать свои действия – усердствовал изо всех сил. Он очень хотел увидеть сам приём, к которому все так готовятся. Но ещё более страстно он хотел оказаться среди них; так же сидеть за столом, и чтобы ему подавали и прислуживали слуги. Та жизнь, к которой он уже привык, и с которой начал потихоньку смиряться больше не устраивала его. Он больше не мыслил себя никем, кроме хозяина, Повелителя. И он стал с особым вниманием запоминать, всё, что говорили Лорд и Леди Нефриту. По ходу того, как они муштровали его, Джедайту становилось его даже жалко.
Напряжённый, как струна, Нефрит боялся даже лишний раз пошевелиться. Он ожидал команды на каждое действие, взглядом спрашивая разрешение на то, чтобы взять в руки приборы или положить их не место. Родители не сразу поняли это, и Кунсайт успел даже пару раз в сердцах назвать Нефрита тупым, а когда тот начал хлюпать из-за этого носом – даже отвесил ему при слугах подзатыльник.
- Не смей распускать сопли! Тымужчина, ты Лорд! Ты не имеешь права на слабость!
- Я делаю всё, как вы мнеговорите, отец. Вы же мне сами говорили: «…ничего не делать без вашего разрешения…!». А теперь – я тупой!
Кунсайт мгновенно остыл, услышав в нескладной детской речи не преодолимую логику. Он присел на корточки рядом с Нефритом, похлопал его по плечу, и заглянул в глаза.
- Ну, извини меня, я погорячился. Всё правильно, на обеде делай всё только с нашего с мамой разрешения, и вообще повторяй за нами, сразу после нас. Ты молодец, всё запомнил правильно.
И наставления, наставления,наставления… Все они даже не укладывались сразу в голове. Нефрит был центром всех многочасовых репетиций, потому как слуги свою часть знали, и выполняли её безукоризненно, а вот ему такой приём предстоял впервые, и от него, как от первого наследника многое требовалось. В один момент Джедайт даже поймал на себе завистливый взгляд со стороны Нефрита, и долго потом размышлял над ним. Сам он уже падал с ног, но продолжал усердно работать, только чтобы побольше узнать, и увидеть сам приём.

Когда в конце третьего дняподготовки было решено, что Нефрит уже максимально подготовлен и знает все свои обязанности единственного наследника на приёме, Кунсайт вдруг обратил своё внимание на стоящего в конце строя прислуги и вытянутого по струнке Джедайта.
- А что среди официантов делаетребёнок? – спросил он, недоумённым взглядом обводя прислугу.
Джедайт замер. Вперёд подалсядворецкий:
- Я заменил им одного бестолкового официанта. Этот мальчик – самый лучший слуга во дворце, без преувеличения сказать.
Кунсайт нахмурил брови, его лицо потемнело, а в глазах заметались искры Многомерного Хаоса:
- Что я слышу? Мой дворецкийсошёл с ума, и накануне ответственного приёма подсунул мне в подающую прислугу малолетнего мальчишку? Ты хочешь, чтобы соседи смеялись надо мной, и говорили, что у меня не хватает прислуги настолько, что я набираю даже детей?
Джедайта парализовало. Такая мысль ему не приходила. Мысль о том, что своим появлением на приёме в таком виде он подставит под удар отца, и опозорит его перед другими Аристократами, даже не проскальзывала у него. Он думал только о том, как хочет увидеть приём, и как однажды сам станет Господином… С ужасом он посмотрел на своего отца… и увидел свирепый взгляд, направленный на себя.
«Конец.» - пронеслось в егоголове.
Кунсайт перевёл взгляд сдворецкого и посмотрел на шпанёнка, посмевшего подумать, что может стать слугой Рода ШиТэно. Сначала он хотел распылить наглеца, но прошло мгновение, и ему расхотелось его убивать. Он ещё раз посмотрел в глаза Кицуне, и сказал:
- Немедленно верни тогоофицианта. Если он такой бездарный, как ты говоришь – пусть стоит мебелью у стены, но на приёме детей не должно быть. У меня достаточно душ, чтобы обеспечить себя талантливыми взрослыми слугами.

Джедайта выгнали из дворца, ипод страхом пожизненного увольнения запретили приближаться к нему до полного отбытия гостей.  Лёжа у себя на кровати, он думало том, что теперь этот дом кажется ему совсем тесным, и что его место там, во дворце.
«Эти комнаты такие маленькие… Какя мог этого раньше не замечать? Хотя раньше я не видел настоящей жизни. Я должен быть там. Это моё место. А здесь всё какое-то… нищенское. Почему мне раньше казался этот дом хорошим?»
Джедайт вспомнил избушку, в которой они жили с матерью, и его передёрнуло.
Перед глазами встал образ его… нет, уже не родного – ненавистного дома. Узкий, низкий, с покосившимися полупрогнившими стенами, дощатой крышей, болтающейся дверью и маленьким окном. Воющий под карнизом ветер, стучащая при этом дверь, сквозящие щели, вечно затыканные тряпками, слюдяное окно, совсем не дающее света, единое на всё, не раздельное помещение, и почти не топящий, только дымящий очаг без трубы. Ужас. 
Джедайт скривился от отвращения. Как он мог жить в таком ужасе? Как он мог ЭТО называть своим домом? И ведь это было так! Ещё месяц назад те гнилые стены казались ему самыми лучшими на свете, ещё неделю назад этот дом, в котором он теперь живёт, казался ему дворцом, ещё вчера он казался ему приличным домом. Но вот сегодня его выгнали из настоящего дворца – единственного для него достойного места, и теперь эти стены кажутся ему клеткой. А что уж можно сказать о материнском доме?Джедайт ещё раз его вспомнил.Конура. Собачья конура. Даже отцовская псарня – и то просторнее, красивее, и теплее.
«Вот бы попасть в голову того слуги, и посмотреть приём его глазами! Наверное это будет очень интересно… Стоп. А что мне мешает так и поступить?»
Джедайт аж подскочил на постели.
«Да! Я сегодня же потренируюсь на старике, а завтра с утра вселюсь в слугу! Я гений! И меня никто не засечёт, потому что я не буду проявлять свою волю, а буду только наблюдать! Ур-рааа!»
И вдохновлённый и возбуждённый этим, он начал настраиваться на энергетические волны мозговой активности Пома… 

И вот приём настал.
Перед самым его началом,буквально за час, Джедайт отловил мозговые волны выбранного ему на замену слуги, и аккуратно проник в его разум. Для слуги это почувствовалось, как лёгкий холодок, пробежавший от макушки до пят, а для самого Джедайта это было, как путешествие по коридору мрака, озаряемому перекатами молний – энергий разума. В конце прохода он словно бы открыл глаза, и ощутил тело слуги, как своё собственное. Он расслабился, и позволил слуге управлять собой, не самому – его телом. Он вдруг подумал –  а что еслислуга ощутит чужую волю, движущую им «против воли»?
«Надо быть осторожнее.» - решилДжедайт.И теперь он смотрел на всёглазами слуги, и как бы ему ни хотелось чего сделать – не позволял себе даже повести лишний раз глазами. Почему-то при одном только всплывавшем в памяти образе Великого Лорда, ему хотелось затаиться как можно сильнее и почти не дышать. Точно с такой же силой ему хотелось быть при нём, и делить с ним его славу, но и эти эмоции пришлось подавить на время пребывания в теле слуги.
Сколько раз природная паранойя спасала ему жизнь – он не знал, но уже привык к мысли, что она всегда права.
«На всякий случай.»,
«Надо быть осторожнее.»,
«Лучше не так.» -
- эти мысли стали его хранителями, и он смотрел на всё сначала со стороны, оценивая и примеряясь, выбирая способ действия, и выбирая самый неожиданный и рациональный из них. В свои неполные пять лет он стал хищником в засаде, и засада эта стала его образом мысли, раскрывая перед его творческим талантом всё своё разнообразие форм. Так что теперь, когда этот талант сказал ему, что нужно затаиться – он безоговорочно подчинился ему. 

Гостей было как обещано двое: брат-близнец Леди Янтари Лорд Обсидиан, и его сын – признанный равным себе кланом Звёздного Света Лорд Литий. Они прибыли ровно в указанныйчас, ни минутой позже. Выйдя из телепорта в предзамковой зоне они дали защитным заклинаниям себя просканировать. Затем заклинания пропустили их, и они направились по дорожке к замку. Навстречу им, как того требовали каноны этикета, двинулись Лорд Кунсайт и Леди Янтария. Всё шло по заведённым порядкам, пока они не встретились по центру дорожки. Тут относительно юный лорд Литий со всей искренностью, на которую только был способен, широко разулыбался, и достаточно громко произнёс:
- Тётушка Янтария! Как я рад васвидеть! Я так соскучился по вам! – и не дожидаясь ответа сгрёб её в свои радушные объятья.
Выражение лица Кунсайта стало  каменным. Стоящий в отдалении, наьступенях парадного входа, Нефрит едва не подавился воздухом: его столько мучили и гоняли по правилам этикета, чтобы он не ударил в грязь лицом перед этими
гостями, а тут они наконец приезжают и сразу же позволяют себе такую вольность! Но вспомнив учение отца «Никогда не позволяй себе проявлять при чужих эмоции», взял себя в руки.Янтария была шокирована большевсех таким неожиданным приветствием, но быстро опомнилась, и взялась развести сложившуюся ситуацию:
- Ну что ты, Литий! Мы ведь стобой не так уж долго и не виделись, да и не общались почти до этого…
- Да! И сейчас я понимаю, чтоэто была большая ошибка! – он ещё крепче сжал её.
Янтария попробовалавысвободиться:
- Ну, Литий, что ты такоеговоришь…
Обсидиан увидел, что пора емувступать в свою роль, и  похлопал Литияпо плечу:
- Литий, ты смущаешь свою тётю. Драгоценная сестра, прости его, он совершенно не научился сдерживать свои эмоции.
По лицу Кунсайта пробежалапрезрительная ухмылка, а Лорд Обсидиан продолжал, словно бы и не замечая этого:
- Ещё раз приношу свои извинения, Лорд Кунсайт. И разрешите поприветствовать вас, и поблагодарить за то, что вы не отказали нам в приёме.
Кунсайт кивнул:
- Извинения приняты. Я так жеприветствую вас, и так же очень рад вас видеть.
С формальностями было покончено, и все четверо двинулись по направлению к парадному входу. Там гости поздоровались с Нефритом. И Литий опять проявил свою «эмоциональность»: принимая приветствия от Нефрита и приветствуя его сам, он «по дружески» потрепал его по щеке, добавив при этом: « - Как я рад, что у меня такой славный кузен!». В принципе ничего предосудительного в этом не было бы, если бы они сотрудничали семьями не одно столетие. Но учитывая тот факт, что Клан Звёздного Света уже нападал на род Кунсайта, и истребил его весь, кроме самого Кунсайта, такое откровенно 
лицемерное поведение напрягало. Нефрит никак не отреагировал наэту выходку, и только переместился на шаг в сторону, когда они направились под своды дворца.

За обедом всё шло в рамках прописного этикета, за исключением того, что Литий периодически издавал различные звуки ( то хлюпая, то чавкая, то сглатывая), умудрился съесть две тарелки супа (не забыв при этом похвалить его), уронить столовый прибор, и в довершение всего полезть доставать его. Нефрит жалобно переводил взгляд на отца. За всё время обеда он не прикоснулся ни к чему из еды, и сделал только единственный глоток чая во время десерта. Кунсайт успокаивающе кивал ему. Он понимал состояние сына и потихоньку сам закипал от злости. Обсидиан и Литий видели, что обед уже приближается к концу, а они пока так и не достигли поставленной задачи. И тогда Литий пошёл на отчаянный шаг. Он приложил салфетку к губам, и делая вид, что старается сдержаться, изобразил отрыжку. Нефрит позеленел, от бледности, и повернулся к отцу. Его измученный взгляд стал последней каплей в и без того мелкой чаше терпения Кунсайта. Он развернулся к Обсидиану, и картинно  улыбаясь, задал вопрос:
- Наверное сложно видеть в своих детях природные изъяны, которые не в состоянии исправить никакое образование? Обсидиан изобразил напряжение:
- Простите, лорд Кунсайт, я васне понимаю. О каких детях идёт речь?
- Ваш сын, Литий. О, лорд Обсидиан, не поймите меня не правильно. Я убеждён, что вы привили ему все правила этикета, на столько на сколько это было возможно, но природа всё равно берётьсвоё.
Брови Обсидиана склонились кпереносице:
- Какая природа? Лорд Кунсайт,объяснитесь.
- Ну как же. Человеческая кровь,которая бежит в вашем сыне наполовину, есть кровь варваров и невежд, и она проявляется порой такими вот неприглядными моментами. Именно поэтому я выступаю против любых кровосмешений демонов и людей – во избежание появления таких полукровок.
Обсидиан сжал салфетку в кулаке:
- Лорд Кунсайт, вы понимаете, что сейчас нанесли оскорбление моему сыну? И это при том, что он вас никак не задел.
- Никак не задел? С самого появления он только и делал, что нарушал правила приличия!
- Ничего подобного! Всех ошибок, которые он совершил – это чуть больше чем надо проявил свою радость, увидев мою сестру и своего кузена, да уронил десертную ложку!
- И полез доставать её. И чавкал всё время так, что краснели даже слуги.
- Лорд Кунсайт! Вы повторно нанесли оскорбление моему сыну – Литию. Я требую, чтобы вы принесли ему свои  извинения!Все присутствующие пересталидышать от страха. Что-то сейчас будет. Лорд Кунсайт не потерпит такого требования, он полукровок  задемонов  не считает, не то что ужизвиняться перед ними… Кунсайт нахмурил брови. Его глолос стал подобен раскатам грома:
- Ему? С какой стати? Он должен быть мне ещё и благодарен за указание на ошибки. С его нечистокровностью он должен особенно тренировать этикет!
Видя, что дело наконец пошло,Обсидиан тоже повысил голос:
- Вы в третий раз оскорбили моего сына, и на этот раз задели ещё и многих уважаемых Лордов из нашего рода. Это вам так даром не сойдёт! Готовьтесь к получению сообщения о  принятии санкций против вас.
Обсидиан резко поднялся,отодвигая стул. За ним встал Литий. Они кивнули на прощанье Янтарии и Нефриту, открыли телепорт прямо из обеденной залы, и, не прощаясь с Кунсайтом, исчезли в нём. Через секунду их уже не было в замке. Леди Янтария, Нефрит, и прислуга растерянно посмотрели на Кунсайта. Он был всёго лишь нахмурен, но для тех кто знал его было ясно – он крайне взбешён. Джедайт с замиранием сердца ждал, что же будет дальше. Леди Янтария высказала за всех этот вопрос:
- Кунсайто, что дальше?
Кунсайт посмотрел на неё, сразу перестал хмуриться, и сказал уже обычным тоном:
- Поговорим об этом позже. Сейчас давайте наконец нормально пообедаем.
У всех на сердце сразу отпустило: буря миновала. 

Вернувшись в родовые владения Обсидиан развернулся к Литию:
- Дело сделано, можно иотдохнуть.
- Как я справился со своей ролью?
- На отлично. Теперь, после слов Кунсайта, у нас есть веская причина не поддерживать с ним больше дипломатических и торговых отношений.
- Мне показалось странным поведение Янтарии: она не поддержала нас ни разу, мало говорила, и вообще – была как-то напряжена.
- Да. Я тоже это заметил. Похоже,она колеблется.
- Колеблется? Как так?
- Да очень просто: кем она была до замужества с Кунсайтом? Третья дочь четвёртого внука по линии пятого младшего сына нашего главы. По сути дела – никто. Она даже не могла поручить дело ёме, уже выполняющей твоё или моё поручение. А мы с тобой могли перебить её поручение своим. А теперь она кто? Мать нового клана. Целого клана, заметь, а не его части. И Кунсайт в ней, как видно, души не чает. Если так дальше пойдёт – она станет могущественнейшей Леди во всём Королевстве. И уже мы с тобой будем преклонять пред ней колени.
- Я не желаю кланяться Янтарии.
Обсидиан усмехнулся.
- Тебе и не придётся, Литий. Мы напомним Янтарии, кто она такая, и какое у неё задание. Она либо падёт вместе с Кунсайтом, либо вернётся на своё место в нашем клане.
- Ох, как-то сомнительно это всёзвучит.
- Давай заключим пари?
- Пари?
- Ну да. На то, как она себя поведёт.
- А давай! Ставлю на то, что она не захочет терять своего нынешнего положения.
- Хэ-хэ, ишь ты какой хитрый! Ну ладно. Тогда я ставлю на то, что она испугается, и прибежит просить прощения!
- Ха-ха-ха! Пап, ну ты даёшь!
- А что? Пари – есть пари. Ивсякое может случиться, даже такое, так что - почему бы и нет?
- Ну давай! Проигравший отдаёт победителю своего лучшего скакуна! Идёт?
- Идёт! Готовь своего Тирэкса!
- Готовь своего Боглодита!
Они смеясь ударили по рукам, и, обнявшись за плечи, пошли прогулочным шагом к замку.
- Слушай, сын. Как ты смотришь на то, чтобы пропустить по бокалу чая, перед тем, как идти на поклон к Цезию?
- Отлично смотрю. Тем  более что будет крайне не уважительно предстать пред его светлы-мутны очи, даже не переодевшись после пыльной дороги.
Обсидиан хохотнул:
- Осторожнее, сын, с такими шуточками. Услышит – убьёт не задумываясь.
- Откуда он узнает?
- Узнает. У него уши повсюду. Параноик недоделанный. Он ведь больной – на всю голову.
- Теперь ты осторожнее, пап.
- Ну да. Так, ладно, давай –пошли. Куда мы там?
- По бокалу чая.
- Правильно. Нечего себе настроение раньше времени портить.
Так, переговариваясь, они направились в сторону заросшей плющом беседки. 

У Кунсайта было откровенно плохое настроение. При мысли о последних словах Обсидиана о санкциях, ему становилось окончательно паршиво. Он уже понимал, о чём шла речь, и для чего всё это было нужно. Войной они не пойдут – это запрещено самим Королём, а его ослушаться – самый извращённый способ самоубийства. А вот прервать все экономические связи – это сколько угодно. Ещё теплилась какая-то непонятная надежда на обычную ноту протеста, но почему-то всё настойчивее и настойчивее вспоминался, случайно услышанный, разговор двух ём: одна из них сетовала на то что несвоевременно забеременила от начальника дворцовой стражи, а вторая, по всей видимости – подруга, утешала, и говорила: «не переживай, может ещё рассосётся».
И вот от этого «рассосётся» у Кунсайта всё сильнее разрасталось чувство, что его просто «поимели», как молокососа.


Сообщение отредактировал Багира - Воскресенье, 10.05.2015, 07:50
 
БагираДата: Понедельник, 15.06.2015, 05:22 | Сообщение # 9
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Следующая глава задерживается, так как в этом месяце я сдаю госы и диплом. Прошу прощения.
При добавлении следующей главы сообщение будет отредактировано, и эта запись - удалена.




И да умоются кровавыми слезами те, кто не верит в наше миролюбие.
 
БагираДата: Воскресенье, 29.11.2015, 10:46 | Сообщение # 10
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 8. ВЫВОДЫ И  ЗНАНИЯ. 

Смертельная опасность сгущалась над головой юногополукровки, а он о ней ещё даже не догадывался… Но недавнее убийство взбудоражило в его памяти картины болееранней казни. Проходя всякий раз мимо центральной площади, он невольно вспоминал стоявшие там пыточные устройства, ручьи крови, стекавшие с помоста, и голову младшего его мальчика, скатившуюся к его ногам. Следом обязательно вспоминалось, за что был казнён тот ребёнок, и Джедайт начал невольно бояться каждую минуту, что вот эти стражники идут сейчас за ним самим. Он перестал спать по ночам, потому что ему всякий раз снилсяотец, с катаной на перевес, с которой капала кровь, а в руке он держал его, Джедайта, голову. Рядом Джедайту неизменно снилось его собственное обезглавленное тело, а отец, сверкая глазами, кричал ему:
«Как ты посмел меня оскорбить?!».
Однажды, проснувшись от очередного кошмара, Джедайт решился  наконец выяснить – есть ли за ним преследование, или нет.
«Но как? Если прийти и спросить на прямую, то даже если егои не было – сам себя сдашь в руки палачей. А если оно есть?  Они тем более сразу поймут, что это меняищут, и тоже скрутят… да ещё и посмеются над глупой попыткой остаться вне подозрений... Этого точно нельзя допустить. Я не позволю, чтобы какие-то жалкие людишки смеялись надо мной. А что же делать?... Эх, если бы можно было выспрашивать кого угодно о чём угодно, и при этом не оставаться в их памяти… Да, хорошо бы было… Стоп. А ведь можно! Это ведь та Леди об этом говорила! Я могу прийти к ним ко всем во сне!»
Джедайт спрыгнул с кровати и пробежался из угла в угол.
- Замечательно! Я так и сделаю!
Он запрыгнул снова на кровать, нырнул под одеяло, и прошептал:
- Память предков, прийди!..
Его тут же сморил глубокий сон, от которого он не просыпался вплоть до обеда. Он вновь стоял в галерее воспоминаний, и они расходились вовсе стороны замысловатыми коридорами.
«Так, где-то тут было это воспоминание…»
Джедайт огляделся по сторонам.
«Это не оно… это не оно… это тоже не оно… А где же оно?»
- Почему каждый раз всё здесь выглядит по-новому? Мне нужно узнать конкретную вещь, а не копаться во всех этих воспоминаниях!
Прозрачные плиты пола рядом с ним бесшумно разошлись в стороны. От неожиданности Джедайт ахнул, и отскочил в сторону.  На поверхность поднялся когтистый скипетр,увенчанный палантиром. В ответ приятный женский голос проговорил:
«Ваша претензияучтена. Система архивации данных к Вашим услугам.»
- Э… Моя… что?
«Претензия.Официальное выражение недовольства. В данном случае – трудностью осуществления поиска конкретной информации в произвольно-динамичной базе данных.»
- Ого… А… А это что? – Джедайт ткнул пальцем в палантир, и отдёрнул его тут же, потому что по округлой поверхности побежали лиловые волны.
«Палантир. Видящийкамень. В обычное время способствует наилегчайшему общению с собеседником на дальних расстояниях в режиме реального времени. Значительно облегчает координацию союзных действий в бою. Так же способствует наблюдению за происходящим в любой точке подвластной зоны в настоящем, прошлом, и будущем временных пространствах. При дополнительных настройках может выполнять нестандартные функции. Подарок Её Высочества Цесаревны Берилл Главе Клана Снов и Иллюзий за верную службу и боевые успехи в деле подавления мятежа на орбитальном спутнике Луна. Передаётся по наследству следующему Главе Клана. В случае гибели всех наследников – вернётся к Её Высочеству Цесаревне Берилл вместе с магией Рода.»
- Ого… Круто… Подожди… Но он же здесь… Почему? Разве он не должен был вернуться к Це… Це… Её Высочеству?... Ведь Главу Клана… весь Клан –  убили давным-давно?…
«Новый Глава Клана жив. В случае гибели ВСЕХ наследников – палантир вернётся к Её Высочеству ЦесаревнеБерилл вместе с магией Рода.»
- Новый Глава Клана жив?!… Ой, а кто это? Я могу с ним познакомиться?? А… Он меня не станет убивать???
«На данный момент последним носителем Крови Клана Снов и Иллюзий являетесь Вы, молодой Господин. Думаю, вряд ли Вы станете убивать самого себя.»  
- Я… я… как?
«Подумайте лучше. Если бы в Вас не было бы Крови Клана – как бы Вы могли пользоваться Памятью Его Членов?»
- Ну это-то да… но я… Во мне от них всего ничего…
«Поскольку от целого Рода никого кроме Вас не осталось – право предводителя Клана перешло к Вам. В Вас течёт всего одна тридцать вторая часть Крови Великих Демонов Снов и Иллюзий от побочной ветви Клана, но даже она позволила перейти этому праву к Вам.  Вся магия, прежде принадлежавшая целому Клану, сейчас сосредоточена в Ваших руках, и палантир – тоже Ваш.»
- Всего?.. Одна… тридцать вторая?.. Не знаю сколько это, но это ведь мало? Почему так мало?.. Расскажи побольше!..
«По материнской линии Вы являетесь тринадцатикратным правнуком младшего брата Главы Клана Снов и Иллюзий Лорда Гематита – Лорда Оникса. Как единственный сохранившийся в живых потомок Лорда, Вы унаследовали Его Силу, Права, и Титул.»
- Вот это да-а-а… Круто! Так я могу и не зависеть от милости отца!... отца…
«Вы имеете в виду Нынешнего Главу Клана Ледяного Разума? Да. Де-юро, Вы можете подать претензию на него Её Высочеству Цесаревне Берилл, и потребовать возвращения Вам отвоёванных у Ваших предков земель, но де-факто  -  у Вас не хватит сейчас сил, чтобы выдержать полагающуюся в таком случае дуэль. А Вам необходимо в ней победить. Тем более Вам не хватит сил, чтобы  в одиночку защищать земли от нападений соседей, а политика Цесаревны – максимальное невмешательство в междоусобные дела. Её Высочество считает, что если Род не смог отстоять свои интересы, то на него нельзя положиться в делах Государственных. Её Высочество вмешивается только в делах исключительных, таких, как например объединённое нападение сразу нескольких Родов на один.»
- Почему?
«Такая атака требует наличия единого координационного центра. В подобном центре всегда выделяется безусловный лидер, способный в различной степени подчинить себе волю остальных Глав Кланов альянса. Такой лидер способен стать новым центром политического влияния, что в свою очередь грозит попыткой государственного переворота, гражданской войной, и как следствие – ослаблением Земного Государства. Таким ослаблением, в свою очередь, способны воспользоваться соседние планетарные государства, и атаковать Землю, что в свою очередь совершенно не допустимо. За попытку координирования такой атаки был казнён Первый Глава Клана Снов и Иллюзий Лорд Агат Гэнкаку.»
- Первый Глава Клана?! А сколько их било всего?
«Трое. Лорд Агат Гэкаку –основатель Клана Снов и Иллюзий, родной отец Лордов Гематита и Оникса Гэнкаку. После смерти Лорда Агата, его права и обязанности Главы Клана перешли к его старшему сыну – Лорду Гематиту Гэнкаку. Третьим, Нынешним Главой Клана являетесь Вы.»

- Старшему сыну... А на сколько он был старше?
«На две минуты.»
- Что?!!!
«Лорды Гематит и Оникс Гэнкаку были однояйцевыми братьями-близнецами: они появились из одной и той же клетки своей матери, и вся разница между ними была – в две минуты. До смерти Главы Семейства это не имело значения, но потом родившийся первым занял трон Главы Клана, а родившийся вторым возглавил побочную ветвь, и принял печать подчинения.»
Джедайт сразу представил себя и Нефрита.
- Это жестоко…
«Это всего лишь мера безопасности, позволяющая избежать смут и восстаний в Клане. Лорд Гематит никогда не пользовался этой печатью, верховные братья всегда были согласны друг с другом, и читали души друг друга, как открытую книгу.»
- Ясно… Я хочу знать – как через сны узнавать намерения других!
«Умение имеет название«сно-ходство». Достигается путём тренеровки заклинания «нереальной реальности». Информацию о получении навыка Вы получите здесь.»
Палантир замерцал, изменяя окружающую действительность, и просторная зала погрузилась в сизый полумрак. Джедайта окружили полотна с изображениями уроков, тренеровок, состязаний, и даже не шуточных битв. Юноши и девушки, дети и представительные дамы с кавалерами –  все они в разных ситуациях вызнавали мысли других, приходя к ним во сны. Вот юная девушка спрашивает не менее молодого парня, почему он не навестил её, когда она ждала; а вот молодой офицер допрашивает пленного солдата – солдат упирается, не желает говорить, и поэтому офицер применил к нему технику сна; а вот строгая мать заглянула в мечты к дочери… ох, лучше бы она этого не делала – спокойнее осталась бы! А вот и уже знакомая дама с учеником. На этот раз это другое воспоминание.
«Может быть зайти сюда? Здесь она его как раз учит – послушаю объяснения, лучше пойму.»
Джедайт протянул руку навстречу выбранному воспоминанию, и проник в него.
- Сколько же можно говорить – внимательнее! Будьте же хоть чуточку внимательнее! – послышался голос дамы.
Он оказался за письменным столом, и ощутил в своей руке концентрацию Силы. Довольно ничтожную, по сравнению с той, которую привык применять сам Джедайт, и он не долго думая, подбавил Силы в заклинание. Сила пошла, но вместо того, чтобы усилить тренеруемое заклинание, она разрушила иллюзию, и Джедайт снова оказался в картинной галерее. Он прекрасно понял, что сам виноват в том, что разрушил иллюзию, но всё равно заскрежетал зубами от злости. Взяв себя в руки, он снова, уже целенаправленно, вызвал палантир, запросил воспоминания навыка, дождался
выбранного ранее, и вошёл в него.
- Сколько же можно говорить – внимательнее! Будьте же хоть чуточку внимательнее! – снова раздался голос дамы – Сконцентрируйтесь на ощущении дрёмы… почувствуйте ровное дыхание, усталость, расслабление мышц, тяжесть на своих веках… так, чудесно… а теперь придайте этим ощущениям зрительный образ шара… не торопитесь, Вы имеете дело со сном – сон и суета вещи не совместимые… та-а-ак, хорошо…
В руках Джедайта сконцентрировался шар из серого тумана. На этот раз он боялся разрушить иллюзию, и поэтому только смотрел, стараясь не мешать её течению. Сфера росла всё больше и больше; у мальчика из воспоминания едва хватало сил, чтобы контролировать её, и Джедайт едва сдерживался, чтобы не помочь ему в этом. Он уже понял, что Кровной памяти прошлого не изменить, а вот потерять связь с воспоминанием – он может, и ему очень не хотелось начинать всё заново. Поэтому, закусив губу, он смотрел, как его сверстник боролся изо всех сил с непомерно большим заклинанием. Но вот дама сложила веер и произнесла:
- Отлично. Вы развили заклинание, юный Лорд. Теперь направьте его на этого человека, и погрузите его в сон. Смелее, это всего лишь смертный.
Джедайт повернулся вместе со своим предком из воспоминания,и увидел скованного мужчину, средних лет. Тот спокойно смотрел в глаза юному Лорду, и Джедайт почувствовал, как его предок испугался. Мужчина, молча, смотрел на него, и ухмылялся одними уголками губ. Предок Джедайта сглотнул, набрал побольше воздуха, и направил заклинание на мужчину. Серые ручейки отделились от сферы в руках Джедайта и окутали мужчину. Через минуту уже вся сфера перетекла в пелену вокруг него, и мужчина захрапел на полу.
- Отлично. Теперь представьте себе его голову пустой комнатой, в которой есть только он сам, и мысленно войдите в неё. Та-а-ак… Прозрачней, представьте её прозрачней, тогда ни одна его мысль не сможет укрыться от Вас.
Джедайт оказался в мрачной прозрачной комнате, где перед ним сидел только этот человек. Человек оглянулся, и спросил:
- Ты кто?
Джедайт замешкался, настолько ему показалось, что мужчина обращается к нему, но тут же  услышал голос своего предка, ответивший:
- Я – твой Лорд. Ты должен подчиняться мне.
- Правда?.. А кто такой тогда я?
- Ты – мой слуга. Ты должен подчиняться мне.
- Вот как… А что я делаю у тебя?
- Ты выполняешь мои приказы.
- А что ты мне приказываешь?
- То, что я приказываю – ты должен выполнять, всё.
- А что Вы мне прикажите?
- То, что я прикажу,ты выполнишь безоговорочно.
- Я выполню всё, что Вы прикажете.
- Вот и славно.
Предок покинул сон мужчины, и щёлкнул пальцами. Мужчина проснулся.
- А! Мой Лорд! Простите, я заснул! Какие будут приказания?
-Принеси нам чаю.
- Слушаюсь, мой Лорд!
Оковы упали, повинуясь воле предка Джедайта, и мужчина унёсся выполнять приказ.
- Ну что ж, очень хорошо, юный Господин. Вам удалось довольно быстро промыть мозги этому смертному, но учтите, что с другим смертным это может оказаться не так. Разные люди по разному поддаются внушению.
- Это правда, что он ничего не вспомнит?
- Абсолютная. Он может только вернуться к своему состоянию памяти до погружения в сон, но то, что было во сне – он не вспомнит. Это невозможно вспомнить даже могущественнейшим демонам именитых Родов! Только наследники Королевской семьи, как податели всех магических сил, и наследники Клана Снов и Иллюзий могут помнить, что к ним кто-то приходил, но даже они для этого тренеруются веками! 
- Это здорово, но представлять чужую голову пустой комнатой – так уныло, и долго…
- Когда Вы натренеруетесь в этой Силе, Вам будет достаточно представить себе уже спящего противника, и прошептать «открой мне свои грёзы», и все – и люди, и демоны, будут безоговорочно пускать Вас в свои сны, а потом забывать о событиях дрёмы. Даже если Ваш противник не спал, не него плавно накатится усталость, и он сам не заметит, как уснёт, а проснувшись, решит, что переработал и устал. Но время для атаки лучше выбирать, когда противник спит.
Джедайт вздохнул. Вот оно! Наконец-то! Достаточно сказать «открой мне свои грёзы» - и попадёшь во сны. И самое главное – тебя там никто не вспомнит! Он собрался с силами, и вынырнул из воспоминания. 

Глава Клана Звёздного Света Лорд Цезий мерил шагами кабинет из угла в угол. Сегодня у него было особенно плохое настроение: судя по докладу Обсидиана и Лития, Янтария прочно обосновалась во владениях своего мужа – Кунсайта, и менять своё нынешнее положение Госпожи и хозяйки на прежнее – рядовой дворянки – не собиралась.
- Чего и следовало ожидать… и всё же… как она могла! Предательница!.. Ладно, ну хотя бы мы получили повод отказать Кунсайту в контракте – уже хорошо… А Янтария у меня получит!... Она пожалеет о том что забыла о своём долге!...
Цезий резко остановился, и развернулся к столу.
- Значит – Госпожа…
Он взял бумагу с докладом Лития, и ещё раз перечёл:
«…Когда я уронил столовый прибор, и нагнулся, чтобы его поднять – я видел краем глаза, что Янтария держала Кунсайта за руку, и сжимала его ладонь в своей. Я не мог ошибиться, потому как сразу же бросил на них прямой взгляд, но увиденное мной не изменилось. Янтария неоднократно  проделывала эту манипуляцию, когда Кунсайт готов был взорваться, и всякий раз на Кунсайта это действовало успокаивающе. Так же она смотрела ему в глаза долгим взглядом, потом медленно зажмуривалась, и снова открывала глаза – после этого Кунсайт глубоко вздыхал, и снова брал себя в руки. Могу с уверенностью заявить, что Янтария намеренно сбрасывала накал обстановки, который я нагонял, и сознательно успокаивала Кунсайта…»-
- Значит – сознательно… - в глазах Цезия вспыхнули костры -Я тебя разорву на мелкие кусочки, ты пожалеешь, что решила предать нас…
Он ещё раз бросил взгляд на доклад.
- Ну что же – значит пора.
Он прыгнул за стол, и начал строчить документы. Через пол часа оба свитка были готовы, и гонцы, простившись с жизнью, умчались вручать их Лорду Кунсайту и Леди Янтари.   

Настал выходной день.
Когда Джедайт проснулся, утро давно уже миновало – была середина дня. Солнце умудрялось слепить даже сквозь задёрнутые занавески, а на улице кто-то галдел. Джедайт уже стал потихоньку привыкать к шумам крепостного города, и они уже не так сильно отвлекали его. Снизу донёсся запах какой-то еды – дед что-то готовил. Только сейчас Джедайт почувствовал, что очень голоден; он соскочил с кровати впрыгнул в штаны, и босиком помчался вниз, натягивая на ходу рубашку.
Дед повернулся ему навстречу, и ласково улыбнулся:
- А-а-а-а!.. Мальчонка!... Спускайся, спускайся… Надосказать – разоспался ты сегодня, я уж думал идти тебя будить… Знаешь ли – много спать тоже вредно, лекари так сказывают…
- А что у нас на завтрак?
- Завтрак ты уже пропустил, а на обед будут бобы с уткой…
- А на десерт? Что на десерт?
- Де-се-е-ерт… Ишь ты, какие слова выучил!... А всего-то две недели на хозяйской конюшне поработал – что дальше-то будет – прям и не знаю!...
- Ну так что на сладкое будет?
- На сладкое будет – базар. Сбегаешь на базар, купишь ягод,сахару и белой муки, принесёшь всё это – а я потом, так и быть, пирог испеку. А пока готовить сладкое не из чего – обойдёшься ржаным хлебом с маслом. Знаешь ли – тоже вкусно, и очень даже…
Джедайт насупился. Этот старикан раньше казался ему добрее,а теперь он стал… непокорнее?..
«Непослушный дедок…» - подумал Джедайт, и рассмеялся своим мыслям. – «А с другой стороны… если кто-то заметит, что раньше он еле ползал, а теперь легко сумки таскает – станут следить, а мне ещё только посторонних глаз не хватало… я и так не знаю, ищут меня, или нет. А вдруг ищут? Тогда я в большой опасности…»
Настроение Джедайта резко испортилось, и старик Пом это заметил.
- Ты что малой? Обидеться, никак, решил? Я ведь не просто так тебе это говорю – я хочу, чтобы ты к жизни привыкал… В этой жизни ничто само собой на голову не падает – даже сосульки: и те надо вовремя не сбить - всё надо заслужить. И лавочники на базаре – не просто так, от нечего делать торгуют, а хлеб свой зарабатывают; и я свою пенсию всю жизнь верной службой Лорду зарабатывал; и даже Сам наш Господин – Великий Лорд Кунсайт – и тот не за просто так получает от Её Высочества жалование, а за службу в штабе Вооружённых Сил Земли…
- Что?! От… па… Лорд Кунсайт получает жалование от Це… Це... Её Высочества?
- Да-а-а… А ты думал? Все свои деньги благородные семьи получают прямиком от Цесаревны, а потом они уже между собой торгуют, копят, ещё что-то делают… А сначала они получают эти деньги из Императорской Казны…
Слово «казны» напомнило Джедайту созвучное слово «казни», и он снова понурился. Старик ещё сильнее забеспокоился:
- Эй, мальчонка… Да ты здоров ли?..
- Деда…
- Да? Что? Может тебе водички принести?.. Я это щас, я это мигом…
- Деда!
- Что?..
- Я есть хочу.
Старик облегчённо расплылся в улыбке:
- Ах вот оно что!.. А я то уже подумал… Старый маразматик!..Хе-хе-хе…
- Что подумал, деда?
- Да что ты у меня заболел… Я же, знаешь, лекарским искусством не владею – я только убивать умею, а что с болячками делать – ума не приложу…
- Ух ты! Убивать?!
- Да-а... Я же у нашего Великого Лорда в специальном отряде служил, потом телохранителем, а для всех - адъютантом был...
- А меня – научишь?!
- Тише ты… Разорался… О таких вещах так громко не говорят – у стен, знаешь ли – уши есть… Да и зачем тебе это? Поди лучше в торговцы – мирная профессия, и при деньгах всегда будешь…
- Не хочу – мирную профессию! Не хочу – за прилавком стоять! Скучно! Противно! Я хочу быть сильным, хочу, чтобы меня все боялись! Хочу скакать на лошади, и чтобы передо мной все расступались!...
- Ясно, ясно, ясно… Как и все мальчишки… Сверкающие доспехи,томные красавицы…
- Нет, красавиц не хочу! Красавицы – они девчонки, а все девчонки – дуры! Я не хочу, чтобы за мною дуры бегали! 
Старик секунд десять смотрел на Джедайта, а потом расхохотался, и поставил на стол горшок с едой:
- Давай, ешь уже!.. Тебе это ещё лет десять не грозит, а то и все пятнадцать!... – и смеясь, ушёл хлопотать дальше. 
Приблизился полдник, и Джедайт решил, что старику пора вздремнуть. Он спрятался за ширмой, и начал вспоминать, как это делается.
«Так, кажется сначала я должен почувствовать дрёму сам… Нет,не почувствовать – представить! Что там было? Сначала усталость? Как же сложно
представить усталость, когда ты совсем не устал! Нет – я должен, должен… Нет! Не получается!»
Джедайт всплеснул руками, и открыл глаза.
«А что если действительно устать? Тогда развить заклинание будет легче. Я – молодец! Я просто устану, а потом запомню это ощущение! Есть! Ур-рааа!!!»
Джедайт выскочил из-за ширмы, и схватил ведро с тряпкой.
«Ради такого дела я даже потружусь! Всё равно больше этого делать не буду… ну, когда выучу заклинание.»
И он начал шустро убираться по дому. Вошедший в горницу Пом – не поверил своим глазам. Потом сел, и начал, улыбаясь, наблюдать за шустрым «внучком», на которого вдруг напало желание поубираться. Когда Джедайт в очередной раз разогнулся, старик с улыбкой проговорил:
- Ай, какой молодец! Хозяйственный внучок растёт… Сам воды принёс, сам полы – вон как чисто помыл… Только вот – зря мои понтолоны взял – у
нас для энтого специальная тряпка есть – во-о-о-он она висит!
Джедайт замер, как вкопанный, а старик посмеялся себе в усы, и продолжил:
- Ну да ладно! Они уже всё равно старые были – на выброс только и годились…
Джедайт посмотрел на вещь в своих руках. Ни драная, ни растянутая…
«Он что – врёт? Зачем? Ведь я наоборот – получается провинился!.. А он… Он что? Не хочет меня расстраивать? Странный какой-то смертный… Но он… Для него я сделаю исключение.»
- Дедушка Пом!
- Ась?
- Извини...
- Да ничего! Ничего страшного!..
- Я – честно! Я куплю тебе новые!
- Да что ты!.. Не надо!..
- Нет надо! Вот увидишь – у меня скоро будет зарплата, и я тебе куплю новые пантолоны! Даже двое!
- Да ты что? Ну, спасибо, спасибо… Ох, пойду ка я – вздремну… А то что-то устал сильно… да-а-а… старость-не радость, хорошо вот
вам, молодым…
Джедайт проводил его взглядом, и вернулся к своей работе.
«Я должен устать, чтобы у меня получилось собрать сон в ладонях… Стоп! Но он ведь и так отправился спать… А ну и что! Я должен изучить заклинание полностью!»
Время прошло. Дом был чист. А усталость так и не появилась.
«Ну неужели мне так и не удастся устать! Как же сложно быть демоном! Хотя с другой стороны… Ладно! Он всё равно спит – попробую заглянуть к нему во сны прямо сейчас!»
Джедайт уселся на свежее-вымытый пол, сложил ноги по-турецки, и призвал часть своей силы. Больше, почему-то призывать ему стало страшно.
«Та-а-а-ак… Что там дальше надо сделать? Представить голову собеседника в виде пустой комнаты? Ща-а-ас, представим…»
Джедайт представил себе лицо старика Пома, затем то, как его голова становится прозрачной комнатой с дверцей, взялся за «ручку», и вошёл. Когда он затворил за собой дверь, старик обернулся к нему, и Джедайт увидел перед собой молодого мужчину – совершенно без морщин, и с густыми волосами и пышными усами.
- «Я-я-я-я… кажется ошибся. Кажется, я не туда попал…» - иуже собрался толкнуть дверь, чтобы выйти, как мужчина улыбнулся, и проговорил:
- «А-а-а-а! Мальчонка, это ты! А что ты здесь делаешь?»
- «Дедушка? Дедушка Пом?! Это ты?!!»
- «Да. А что?»
- «Ты… Ты такой молодой… Я тебя прям не узнал…»
- «Да ты сам-то здесь – не маленький! На себя-то смотрел?»
- «А? Что?»
- «Я говорю: ты себя то со стороны видел? Посмотри! Ты ведьсовсем взрослый!»
Джедайт перевёл удивлённый взгляд на себя, потом на «старика», потом снова на себя, потом посмотрел Пому в глаза…
«В глаза! Я смотрю ему прямо в глаза! Не снизу вверх, как обычно, а на равнее! Как это? Невероятно…» - Джедайт совсем забыл про тренеровку, и про то, что хотел внушить своему старику. Новые знания заняли все мысли, и он решил разобраться во всём позже, когда привыкнет к «новому» «старику».
- «Ну что?» - с интересом спросил его усатый мужчина.
- «Ничего… Я уже убрался – пойдём есть! Я страшно голоден… И наложи мне всего самого вкусного, и по-больше!»
- «Ого! Всего самого вкусного, да ещё и по-больше! А ты жадничаешь! Нельзя так много есть, а то растолстеешь!»
Но у Джедайта полностью пропало настроение внушать ему что-то, и поэтому он только буркнул:
- «Мне сегодня можно – я сегодня много потрудился!»
- «Ну ладно, посмотрим, посмотрим! Может быть положу и по-больше!»
Джедайт щёлкнул пальцами, и вышел из сознания старика Пома, а следом за ним, проснулся и сам Пом. 
- Ай, вот это блеск! Вот это красота!... Каков молодец!... Просто загляденье!... И даже здесь отмыл?... Ну молодец… Ну молодец…
«М-да уж, отмыл. Только вот так и не устал, а только проголодался. Неужели мне придётся ждать вечера, когда я сам захочу спать? А это оказалось не так уж и просто. А ещё и дед может сам раньше времени заснуть… нет, мне нужен кто-то покрепче. Придумал! Я пойду в лес, и буду тренероваться на ночных животных! Точно! Прямо сегодня и пойду!»
И воодушевлённый этой идеей, он набросился на еду. Остаток дня быстро прошёл. Джедайту очень хотелось попробовать дедова пирога, поэтому он молнией слетал на базар и обратно, купив по дороге еще и всё то, что так или иначе упоминал дед. Он всё ещё надеялся поскорее устать, и старался для этого, как мог. По дороге он помог двум старухам донести сумки до дома, а одной беременной, у которой начались схватки, сбегал на другой конец города за лекарем.
«Я должен устать! Я должен как можно сильнее устать! Или я не смогу насылать усталость на других. Я должен устать!» - но усталость так и не шла.
«Да что же это такое! Когда же я наконец устану! Мне всего-то и надо – один раз устать, чтобы запомнить это ощущение!»
Настал поздний вечер, и Джедайт, маясь своими мыслями, как же ему устать, не заметил как уснул. Старый Пом поднял его на руки, и тихонько кряхтя, отнёс в постель.
- Э-э-эх… Маленький мой мальчонка… Пройдёт ещё пара лет, и я уже не смогу тебя так относить… Да и проживу ли я ещё хоть пару лет?…
Он накрыл Джедайта одеялом, подоткнул его с боков, и присел на край кровати.
«Э-э-э-э-эх…. Вот не станет меня… Кто же за тобой ухаживать-то будет?... Кто тебе готовить будет?... Кто – ночами твоё одеялко поправлять?... Кто – твою одёжку стирать?... Нет… Ради этого мальчонки, я должен ещё лет десять поскрипеть… Сколько ему тогда будет?... Четырнадцать?... Вот хотя бы до четырнадцати его докохаю… Всему основному научу… А там – на милость Божью…»
Старик глубоко вслух вздохнул, с трудом поднялся, и вышел из комнаты. 

Джедайт снова парил в округлой зале, уставленной стеллажами книг.
«Что я здесь делаю? Я же должен быть сейчас в лесу… Вот чёрт! Я же уснул! Ну ка-а-ак такое может быть, а?! Я должен был погрузить в сон старика, а не грохнуться в него сам! Ладно. Раз я и так уже уснул… узнаю-ка ещё что-нибудь!»
- «Память Предков, прийди! Расскажи мне, как мне устать!»
Со всех сторон – от всех книг, свитков, фалиантов –  потянулись тончайшие энергетические нити; они скручивались, переплетались, сливались, и вдруг выныривали из неожиданных мест, оттуда, где секунду назад была прочная ровная поверхность. Джедайт набрался терпения. Ему давно уже надоели эти ритуалы материализации, но пока он был слишком слаб, чтобы что-то с этим сделать.
- «Здравствуй,Потомок! Это не уважительно так – стоять к старшим затылком!» - раздалсязнакомый, в этот раз насмешливый голос – «Изачем тебе потребовалось уставать?»
- «Вопросы здесь – задаю я. И ты – не старший меня предок, а всего лишь – его память, память его жизни, если быть точнее.»
- «Ох, как мы заговорили! Подросли что ли за последнее время? Сколько времени-то прошло с момента нашего последнего разговора?»
- «Две недели.»
- «А словно – двадцать лет! Смотрю на тебя, и не узнаю в твоём характере знакомого мне мальчика! Что случилось, потомок?»
- «Я подозреваю, что меня хотят убить.»
- «Д-да-а-а… Это серьёзно, повзрослеешь тут. А с чего ты это взял? И кто хочет тебя убить?»
- «Отец. Мне кажется, я вижу его планы во снах… часть. И там он отрубает мне голову.»
- «Сны – в Клане Гэнкаку – особое оружие… Они часто использовались для разведки…»
- «Я знаю… Поэтому и боюсь…»
- «Ясно. Прости, я по линии твоей матери, и жил намного раньше неё – я не знаю твоего отца. Не мог бы ты назвать мне его?»
- «Но полностью его титул я слышал только раз, во время казни…»
- «В принципе – мнедостаточно одной фамилии. Я знаю все рода, когда либо жившие в этом мире, и с лёгкостью могу рассказать о каждом из них, если только это не новое семейство, возникшее после моей смерти.» - светловолосый юноша усмехнулся.
«Подбадривает? Да что это такое – все взялись меня подбадривать,как будто я в этом нуждаюсь! Я что – так жалок в их глазах?!»
- «Так как его фамилия?»
- «ШиТэно.»
- «Как?!!!»
- «ШиТэно. Что такого?»
- «Нет, ничего…просто… Ты ведь полукровка?»
- «Наверное, так… а что?»
- «Не наверное, а абсолютно точно. Будь ты законным сыном Клана ШиТэно – ты не ходил бы в этих лохмотьях, жил бы в роскоши, и не имел бы со мной общей Крови…»
- «Подожди… Вы что – когда-то поругались?!»
- «И не просто«поругались»! Мы сошлись в войне за территорию, и Клан ШиТэно истребил нас, Клан Гэнкаку, использовав обманный манёвр, на который мы купились…»
- «Что?...»
- «Да, стыдно признать! Нас, Клан Снов и Иллюзий, Клан, специализирующийся на обмане – обманули!... Но, этого стоило ожидать, ведь исхода сражения не могла предсказать даже Цесаревна…»
- «Нет! Я не о том!...»
- «Что? А о чём?»
- «Я, получается, принадлежу – к двум враждующим Кланам ОДНОВРЕМЕННО! Как такое может быть!...»
- «Ну… Это, на самом деле, довольно распространённая практика… Её Высочество Цесаревна Берилл – устаёт от затянувшихся междоусобиц между отдельными Кланами, и приказывает свободным представителям этих Кланов сыграть свадьбы… порой таких свадеб бывает несколько за раз между двумя семействами. Потом эти браки конечно распадаются, но не ранее назначенного Цесаревной срока, а к тому времени уже успевают появиться наследники, которым по прошествии времени предстоит выбрать сторону, за которую они будут воевать всю жизнь, а некоторые становятся к этому времени настолько сильны, что основывают Свои Кланы…»
- «И… Зачем тогда нужны эти свадьбы, если всё равно все снова начинают воевать? Не легче ли половину сразу уничтожить – и всё? И мир.»
- « Ха-ха-ха!!! Нет,так не получится! Оставшиеся всё равно начнут воевать – уже друг с другом. Только половину защитников Земли потеряем – а этого никак допустить нельзя: всякие «духи-воплощения» - ох! – как давно на Землю глаз положили – я ещё молодой и резвый был!»
- «Тогда – уничтожить всех этих духов – и всё дела!»
- «Ха-ха-ха!!! Вот тут я с тобой не могу не согласиться… Но мы ещё для этого слишком слабы, нам бы ещё на собственном спутнике вольнодумие искоренить!»
- «Какое вольнодумие? Ведь Первый Глава Клана Гэнкаку – подавил мятеж! Разве нет? За что же тогда ему Це… Це…»
- «Цесаревна.»
- «Да, она. За что же тогда она ему палантир подарила?»
- «Всё правильно –подарила. За подавление мятежа. Ты, кстати его уже видел? Откуда о нём знаешь?»
- «Да, видел! Ну и что? Ты так и не ответил: какое может быть вольнодумие, если мятеж подавлен? Ты так говоришь, будто назревает новый мятеж!»
- «А он и назревает. Видишь ли: мятеж был подавлен с помощью «иллюзорного искусства», наложенного на заговорщиков Лордом Агатом Гэнкаку. Заговорщики ветали в своих мечтах или кошмарах, потеряв связь с реальностью, и одни верили, что осуществили свой план, другие – что они провалились… каждому иллюзия была подарена своя. Они были способны выполнять только простейшие функции жизне-обеспеченья: есть, отправлять нужду, спать, мыться… Но после смерти всех представителей клана Гэнкаку, способных поддерживатьгэнджицу, подпитывать наваждение стало некому, и в течении пары столетий оно развеялось. Лунные бунтовщики пришли в себя от иллюзии, и пока не рискуют поднимать восстание из-за страха попасть снова в генджицу, или ещё куда похуже. Но скоро они осмелеют, и тогда кому-то новому придётся топить бунтовщиков в их собственной  крови, но на этот раз – врядли она будет иллюзорная… А свадьбы…  Ну,во-первых – Её Высочество отдыхает от наших распрей, что уже не мало важно; во-вторых – мы сами залечиваем раны, и наращиваем военный потенциал; в-третьих – Земля никогда не защищена от нападения из вне:  пока одни Рода выясняют отношения –  другие стоят на карауле; ну и в четвёртых –  утопия: история всё-таки знала два случая,когда два семейства так сдружились во время брака, что продолжили родниться и после истечения брачного времени, и в конце концов срослись в один новый Клан.»
- «Как это всё интересно! Но, кажется, уже рассвет настаёт,а я ещё не выучил ощущение усталости для заклинания «нереальной реальности». Я хочу знать все планы отца!»
- «Ах вот зачем тебе усталость! Теперь понятно! Нет проблем – я тебе расскажу, как устать поэффективней, но для начала – выслушай меня внимательно! Ты живёшь во владениях ШиТэно – я прав?"
- «Прав.»
- «Клановая идеяШиТэно – эстребление всех полукровок на Земле, или уравнение их с людьми, и использование вместе с ними… ШиТэно верят, что демоническая кровь, разбавленная людской – многократно слабее так называемой «чистой». Это своего рода забота о Земной Расе, но недавние исследования показали, что «чистая» кровь со временем вырождается, в то время как время от времени разбавляемая – даёт неожиданные всплески способностей и силы. Но сейчас не об этом. Если ты ещё не в подземельях ШиТэно, значит они не знают кто ты. Если ты уже использовал магию, сильнее левитации, значит они тебя обязательно почуяли, и уже ищут."
- «Сильнее левитации?»
- «Магия, для использования которой требуется приложить больше сил, чем для того, чтобы взлететь.»
- «Но ведь чтобы летать – никаких сил прикладывать не надо…»
- «Понятно, значит уже использовал. Тебя уже ищут. Прекрати немедленно всяческое использование магии: ты ещё не в состоянии контролировать, сколько сил ты вкладываешь в заклинание, по этой силе тебя легко вычислят…»
- «По силе?!»
- «Опытный офицер способен различить Силу внутри чужого Семейства – кому какая принадлежит. Отличить чуждую или родственную не знакомую силу, для него как услышать громкий звук вблизи – само собой разумеется, легко, и не напрягаясь…»
- «Так что же мне теперь – вообще не колдовать? Я же так немогу! Для меня магия – как воздух!»
- «Пока придётся затаить дыхание. Когда ты научишься контролю Силы, тогда ты сможешь ворожить, скрываясь за общим фоном ём. Ты его чувствовал?»
- «Это тех уродливых зверьков? Да.»
- «Вообще-то они не зверьки, но об этом в другой раз. Когда сможешь легко маскировать свою силу  за их фоном, вот тогда сможешь суверенностью сказать, что тебя никто не найдёт, а пока – применяй силу только в пространстве сна, или внутри периметра Мерцающего Замка"
- «Это что такое?»
- «Это Родовое Гнездо Клана Гэнкаку. Сам замок, наверное, уже давно сровняли с землёй, но вот крипта – сто процентов осталась…»
- «Крипта?»
-«Очень образно говоря – подвал. Так вот: камни крипты насквозь пропитаны родовой магией Гэнкаку, если ты войдёшь внутрь их периметра – их магический фон сокроет любое проявление магии. А если ты внутри крипты будешь тренеровать саму Родовую Магию Гэнкаку – тебя даже вблизи никто не различит.»
- «Здорово!»
- «И последнее. Ты хотел знать, как тебе по-надёжнее устать. Так вот, есть три вида усталости: магическая, психологическая, и физическая. Со второй ты уже хорошо знаком: это когда всё вокруг прекрасно, но тебе не хочется ни на что смотреть, и ты хочешь, чтобы весь мир односекундно исчез…»
- «Откуда ты это…»
Светловолосый парень улыбнулся:
- «Я всё-таки живу внутри тебя.»
От такого заявления Джедайту стало не по себе, но он сглотнул, решив выслушать всё, что скажет это странное воплощение его родословной памяти. Воплощение увидело этот жест, и разулыбалось ещё больше:
-«Не дуйся, я тебе полезен. Мы с тобой очень органично уживаемся. Так вот – с психологической усталостью ты уже знаком; физическую ты, как демон, сможешь почувствовать только после активной боевой тренеровки – и то – оч-чень длинной; а магическую ты узнаешь…»
- «После магической боевой тренеровки.»
-«Правильно. Вот видишь – всё-таки знаешь…»
- «Это было очевидно из всего, что ты сказал.»
-«Тогда – до следующей ночи! И не забудь, что пока ты не научился маскероваться – тебе нельзя колдовать!» 

- Лорд Цезий! Лорд Цезий! Срочное донесение от наблюдателя: у Лорда Кунсайта появилась новая ёма – возможный шпио


Сообщение отредактировал Багира - Воскресенье, 29.11.2015, 12:55
 
БагираДата: Четверг, 03.12.2015, 01:37 | Сообщение # 11
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 9. Оттачивание навыка - 1.

- Лорд Цезий! Лорд Цезий! Срочное донесение от наблюдателя: у Лорда Кунсайта появилась новая ёма – возможный шпион Клана Водной Бездны.
- Водной Бездны? Откуда такое предположение? Только косвенные улики: во-первых она стихийная ёма – ёма воды, во вторых похожую ёму видели во дворце Леди Калипсо, и в третьих – наш наблюдатель в Клане Водной Бездны сообщил, что Леди Калипсо отправила к Лорду Кунсайту своего шпиона. Кто этот шпион – в докладе не говорилось.
- Значит только косвенные улики… Что ж, их игнорировать – тоже преступление против самого себя. Ясно… значит Калипсо зашевелилась… Ясно… Установите круглосуточное наблюдение за этой ёмой – я хочу знать все шаги Калипсо первым.
- Есть! Ваше Первородство, разрешите идти!
- Вон!
- Есть! – и дворецкий испарился, как его и не было.

Джедайт открыл глаза. По потолочным доскам полз какой-то жук.
«Какое странное воспоминание… Память должна отвечать на поставленные вопросы, а не задавать свои… Память – это же – набор знаний, и только… а это…»
Джедайт воскресил в памяти сцены ночного разговора с воспоминанием предка.
«…«Здравствуй, Потомок! Это не уважительно так – стоять к старшим затылком!»…  …«И зачем тебе потребовалось уставать?»…»
«Разве так должна разговаривать память?»
Он вспомнил появление палантира:
«…«Ваша претензия учтена. Система архивации данных к Вашим услугам.»… …«Палантир. Видящий камень. В обычное время способствует наилегчайшему общению с собеседником на дальних расстояниях в режиме реального времени.»… …«Претензия. Официальное выражение недовольства. В данном случае – трудностью осуществления поиска конкретной информации в произвольно-динамичной базе данных.»…»
«Может это потому, что это память конкретного демона?»
Джедайт вспомнил виденное им воспоминание урока:
«…«Сколько же можно говорить – внимательнее! Будьте же хоть чуточку внимательнее!» …  …«Вы имеете дело со сном – сон и суета вещи не совместимые…»… … «Вы развили заклинание, юный Лорд. Теперь направьте его на этого человека…»…»
«Нет. Память конкретного демона неизменна, я не могу на неё повлиять. А этот же… отвечает мне, как собеседник.»
Джедайт вновь вернулся к разговору с «воспоминанием» предка.
«…«Ох, как мы заговорили! Подросли что ли за последнее время?»…»
«Разве так должна разговаривать подчинённая система? Нет. Точно не так.»
«…«Смотрю на тебя, и не узнаю в твоём характере знакомого мне мальчика!»… …« Ха-ха-ха!!! Вот тут я с тобой не могу не согласиться…»…»
«Нет, это не база данных, и не воспоминание. Это… личность. Личность?»
Джедайт резко сел на кровати.
«Как? Откуда? Кто?»
Из глубин памяти резко нахлынули воспоминания других фраз этого парня:
«…«Здравствуй, Потомок!»… …« Что случилось, потомок?»… …«Я всё-таки живу внутри тебя.»… … «Я тебе полезен. Мы с тобой очень органично уживаемся.»…»
«Он называет меня своим потомком, и говорит, что живёт внутри меня. Но кто он? Так, спокойно.  Если я пойму кто это, всё остальное станет ясно само собой.»
Джедайт автоматически встал, и начал одеваться.
«Он не воспоминание, и не подчинённая система, он – дух. Он причисляет себя к Роду Гэнкаку. Он знает, от какой я ветви, хотя я сам этого с точностью сказать не могу. Он ведёт себя так, словно мы с ним – ровни, но он… я чувствую в нём какое-то старшинство… словно бы он старается его скрыть… намеренно… зачем? Он так уверен в себе, и при этом – не зазнаётся. И он говорит так просто, но я чувствую, что он очень много знает. Очень много… неимоверно много… Исходя из всего этого – кто бы это мог быть? Да кто угодно! Но…»
«…«Мятеж был подавлен с помощью «иллюзорного искусства», наложенного на заговорщиков Лордом Агатом Гэнкаку.»… … «Заговорщики ветали в своих мечтах или кошмарах, потеряв связь с реальностью…»… … «Одни верили, что осуществили свой план, другие – что они провалились… каждому иллюзия была подарена своя.»…»
«Откуда он столько знает о тонкостях наказания? Откуда он столько знает о тонкостях именно этого наказания? Неужели он и есть тот самый Лорд Агат Гэнкаку?»
«…«Они были способны выполнять только простейшие функции жизнеобеспеченья: есть, отправлять нужду, спать, мыться…» …»
«Нет. Это была бы совсем фантастика. Хотя… это ведь магия… кто-то говорил, что в ней всё, что доступно одним, но не доступно другим, воспринимается этими другими, как фантастика. Может он просто настолько силён? Он же смог в своё время объединить под своим командованием несколько Кланов – его за это и казнили. Это не каждый сможет...»
На улице раздался дикий вопль:
- А-а-а-а-а! Мою девочку убили! Твари! Ироды! Душегубы! За что?! Мою крошку?!! Ей же только тринадцати ещё не исполнилось!!! Деточка моя, ласточка, солнышко! Что с тобой сделали?!!
Тут же заголосили и загомонили прохожие, кто-то звал жандарма, кто-то вздыхал и охал, кто-то призывал все известные проклятья на голову неизвестного душегуба. Джедайт сначала хотел высунуться посмотреть, но перед его глазами тут же встала картина из его ночных кошмаров, и он резко передумал выглядывать.
«Я и так знаю, что там увижу. Это уже четвёртое такое убийство, совершаемое на полнолунье. Сегодня как раз была полная луна, так что там наверняка лежит в общей сложности половина женского тела. Это наверняка отец. Это наверняка он делает. Он ищет меня. Странно как-то, но… я ведь столького не знаю… надо быть осторожнее. Надо спрятаться от него поскорее, и узнать его планы. Тогда я смогу спастись.»
Он подпоясался, и приступил к застиланию кровати.
«Вот же позор! Я, потомок благородных Родов, сам себе застилаю кровать! Ну ничего. Вот научусь незаметно колдовать – за меня всё другие делать будут!»
Наскоро позавтракав, он помчался на отцовскую конюшню. По дороге все его мысли неизменно возвращались к Предку из сна.
«Но если он такой крутой – почему он позволяет мне так с собой разговаривать? И почему он помогает мне? И почему он вообще приходит на мой зов, когда я зову Память? Это странно. И ещё...»
«… «Так как его фамилия?»... ...«Как?!!!»... ...«Нет, ничего… просто… Ты ведь полукровка?». ... «Будь ты законным сыном Клана ШиТэно – ты не ходил бы в этих лохмотьях, жил бы в роскоши, и не имел бы со мной общей Крови…»... ... «И не просто «поругались»! Мы сошлись в войне за территорию, и Клан ШиТэно истребил нас, использовав обманный манёвр, на который мы купились…»...»
«И после всего этого он не проклял, не атаковал меня, и даже не сказал больше не приходить? Это, конечно, приятно... но почему? Я ведь сын его врага! Его собственной крови во мне...»
«...- «Одна тридцать вторая...»...»
«Так мало! И как он со мной говорит?»
«...«Да, стыдно признать! Нас, Клан Снов и Иллюзий, Клан, специализирующийся на обмане – обманули!...»...»
«...Словно не видит во мне врага! А ведь когда я вырасту... А может у меня и нет будущего среди ШиТэно, и он прав? Но какой ему во мне интерес? Ладно. Во всём этом надо будет разобраться позже. А пока – мне надо узнать планы отца. И Агат ли это, или кто-то другой... он, конечно вёл себя уверенно, ни у кого совета не спрашивал, но всё же... всё надо будет узнать... позже.»

Когда Джедайт, весь запыхавшийся, прибежал к конюшенным воротам, та была ещё закрыта. Дворцовый постовой с недоверием окинул  взглядом нового ревностного конюха, но пропустил, сказав для порядка, что если с какой-то из хозяйских лошадей что-то случится, он, Джед, пожалеет, что родился в этот мир.
«Я и так об этом чуть ли не каждый день жалею...»
- Конечно, конечно, я всё понял! Да и я их так люблю, они такие умные, хорошие – разве я могу им навредить?
- Ну не знаю, не знаю... моё дело – предупредить.
- Ага!..
Поднырнув под створы ворот, Джедайт оказался во внутреннем манеже. К работе с лошадьми его ещё не допускали, поручая подсобную работу. Надо было раздать сено и овёс согласно рационам животных, подмести конюшню перед приходом господ, и почистить граблями песок на манеже.  Работы могло хватить до полудня, но сделать её надо было за два часа, и Джедайт принялся за кормление. Лошади с любопытством высовывали головы из денников, пытались ухватить его за волосы, и приветственно ржали, когда он им этого не давал. Джед толкал перед собой средних размеров тележку, заполненную доверху овсом, сеном, и порезанными яблоками. Тележка высотой превосходила самого Джедайта где-то на пол головы, и только идеально промазанные колёсные крепления делали возможным для него сдвинуть её с места. Тележка делала попытки перевернуться то на один бок, то на другой, и поэтому Джедайт, которому уже приходилось пару раз собирать лошадиный корм с полов, крайне осторожничал, и старался не делать рывков.
Наконец с кормлением было покончено, и Джедайт принялся за подметание проходов. К этому времени стали подтягиваться другие конюхи, и Джедайту приходилось отступать в сторону, и пропускать «старших». Эти самые «старшие» с его приходом шибко разленились: стали приходить на час позже, а некоторые и на два; сваливали на него всю громоздкую и тяжёлую работу; да ещё и в последнее время стали увеличивать количество заданий. Джедайт не гипнотизировал их только по одной причине: подозрительный взгляд отца, когда тот посмотрел слегка «промытого» дворецкого, заставил Джедайта испугаться, что тот разоблачит его через наблюдение за слугами.
«Не знаю, как, но боюсь, что это возможно. Лучше не рисковать.»
«Старшие» относились к нему по-разному: кто-то строжил, кто-то по-отечески заботился, а кто-то просто не замечал.
- А, Джедди, уже тут! Что? И покормить уже всех успел?
- Что стоишь, бездельничаешь? Почему полы ещё не подметены? Скоро юный господин придёт заниматься!
- Когда подметёшь здесь – не забудь ещё песок на манеже програбить.
- А вот ещё вот тут не вымел! Ты куда смотришь?
- Да, и не забудь, что когда будешь грабить – надо вывести концентрический узор, чтобы красиво было!
Джедайт, стиснув зубы, на всё согласно кивал, и тут же исправлял всё, о чём ему говорили.
«Ну ничего, ничего... скоро я научусь маскировать свою силу, и тогда они все будут выполнять за меня всю работу, и ещё благодарить за это! Ещё немножко потерпеть осталось... Ещё чуть-чуть...»
Закончив грабленье песка, Джедайт скинул  инвентарь в кладовку, и перед тем, как отправиться домой, забрался в стог сена, чтобы отдохнуть и набраться сил. Работа отняла много энергии, и соответственно сильно захотелось есть.
«Интересно, что дедушка приготовил на обед? Хочу мяса. Жаренного. С жирком. С перчиком и зеленью. Когда я стану Господином – прикажу, чтобы подавали мясо каждый день. И та рыба... она пахла очень вкусно... Господином... надо тренероваться в магии. Надо найти эту... как её... крипту. Сегодня же  и пойду искать. Я знаю, где земли Гэнкаку, и к тому же у замка сильный магический фон... я легко найду его... его остатки по этому фону...»
- А вот и ты! Давно не виделись! Как поживаешь?
«А?!»
- Будешь морковку? Сладкая!..
Джедайт резко перевернулся на живот, и посмотрел в направлении голоса. В двух метрах от него стоял Нефрит. В бархатном верховом педжаке, эластичных бриджах, и сапогах по колено, поверх которых уже были надеты краги. На голове был специальный шлем, а заплетённые в косу волосы – уходили под педжак. Он стоял к Джедайту спиной, и гладил морду вороного жеребца. Жеребец интересовался намного больше морковью в руках Нефрита, нежели самим хозяином, да и похоже что хозяином здесь он считал себя.
- Ну что, вкусно? Не будешь больше брыкаться от плохого настроения, как в прошлый раз? Мне из-за тебя на два дня выездкой заниматься запретили – знаешь как обидно было? А тебе всё смешно... А между прочим – отец сказал, что если ты ещё раз так меня брыкнёшь – он тебя на колбасу пустит. Вот и смейся теперь. Я тебя еле в этот раз отмазал...
Джедайт смотрел на него, и всё сильнее и сильнее завидовал. Как он хотел сам ездить верхом на этих красавцах, а не вывозить за ними навоз! Как он хотел сам одеваться в такие крутые костюмы, а не носить эти льняные тряпки! Как он хотел приходить на эту конюшню, чтобы вот так поговорить и позаниматься, а не для того, чтобы зарабатывать себе на еду! Богатый, крутой, старший брат имел всё, а он, родившийся четырьмя годами позже, и не от той матери, мог только наблюдать за ним со стороны...
В это время рядом с ними материализовался старенький ём:
- Ваше Превосходительство! Извините, что заставил вас ждать...
- Ничего. Мы как раз успели поздороваться с Чемпионом.
- Я очень рад, что Вы не сердиты на меня...
- Прекрати извиняться, Ямато. И вообще – пойдёмте уже заниматься, сэн-сэй...
- Ох, юный Господин! Вы обратились ко мне «сэн-сэй»!... – старенький ём едва не прослезился.
- Конечно, ты же меня учишь верховой езде...
- Ох, юный Господин!...
Ём щёлкнул пальцами, и конь в мгновение ока был облачён в полную сбрую.
- Идёмте, юный Господин.
Джедайт хотел сначала проследовать за ними, и посмотреть на урок, но резко заквакавшие в животе лягушки, напомнили ему, что пора идти домой.
«Ладно, завтра возьму с собой что-нибудь пожевать, и тогда посмотрю... А мне ещё маскеровку магии тренеровать... ой, скоро не получется... а так хочется посмотреть...»
Он тряхнул волосами.
«Нет! Я только обзавидуюсь ещё больше! Мне это ничем не поможет – лучше пойду учиться тому, чему пока ещё учат. Магии! Интересно, почему он всё-таки решил мне помогать?»

Пообедав, Джедайт как обычно, помчался за продуктами для старика. Мяса на обед, конечно на было, тем более жаренного, и поэтому Джедайт был зол, как тысяча ём. Вместо того, чтобы отправиться на базар, он побежал к городским воротам, просто потому, что так захотелось его вредности. И вот тут к нему пришло неожиданное осознание:
«Я же не могу так легко покидать крепость, и возвращаться в неё! Я же в прошлый раз колдовал, но тогда была казнь, и меня «оставили на потом»! А сейчас меня ищут! По крайней мере – так сказал тот парень. Хорошо, если не так, а если так?! Меня ведь легко обнаружат, и кинут в тюрьму!»
Перед глазами встали картины гибели того человеческого мальчика.
«Бррр! Я не могу проходить мимо стражей. А что же делать? Как мне найти крипту? Не могу же я отказаться от неё – так можно вообще от всего отказаться, и не на что не претендовать!»
Джедайт окинул взглядом стену.
«Может быть есть какой-нибудь другой ход?»
И он припустил вдоль стены, держась на некотором отдалении от неё, чтобы не привлекать внимание. В принципе, он мог этого и не делать, ведь самоналоженное маскеровочное заклинание действовало, и действовало бесперебойно, вне зависимости от времени суток или состояния здоровья хозяина, но перестраховка лишней не бывает – так решил Джедайт, и теперь он перепроверял все свои шаги, которые собирался сделать, и старался учесть все возможные неожиданности, которые только мог придумать.
Наконец, в какой-то момент, спереди повеяло отходами. Джедайт хотел повернуть назад, и обогнуть зловонное место, но из врождённой педантичности, решил не пропускать ничего.
«Вдруг пропущу что-то важное?»
«Важное» - оказалось сточной канавой, в которую жители крепости сбрасывали свои отходы. Запах от канавы шёл ещё тот, но самое главное было не это. Самым главным оказалось то, что канава вела под стену, и далее – в крепостной ров. В стене ради такого случая был выпилен овальный проём, который в свою очередь был наглухо заделан решёткою. Взрослому человеку или ёму среднего роста там было не пробраться, но для костлявого мальчишки четырёх лет – это были широченные ворота. Он даже не задел головой свода арки, и только для удобства повернулся боком, чтобы пройти между прутьев. Как специально – по бокам арки были сделаны специальные бортики, и Джедайт даже не замочил ноги.
Далее встал вопрос – как преодолеть ров. Джедайту очень не хотелось снечала мокнуть в клоаке, а потом ещё и объясняться, почему он пахнет, как вся крепость, вместе с лошадьми, собаками и кошками. На память тут же пришёл удобный чистый мост, но от этого варианта пришлось тут же отказаться, ввиду наличия там стражников, и прочих возможных, неизвестных пока мер безопасности. Поэтому, собравшись с терпением, Джедайт рванул в противоположную от моста сторону, в поисках какого-нибудь упавшего брёвнышка, или скопившейся кучи мусора. Но безопасность замка была на высоте, поэтому по всей продолжительности рва, ничего такого не наблюдалось.
Джедайт обогнул весь замок, и решил уже отправляться домой, и думать над тем, как преодолеть ров. По поути ему встретились ещё три таких же лаза, на равном удалении друг от друга, не не попалось ничего, что помогло бы не промокнув, преодолеть вонючий ров.  Он в последний раз кинул взгляд в сторону моста, и тут обратил внимание на то, что раньше не замечал под мостом, зацепившись за опоры и сетку, скопилась красивая куча мусора. Различные бочки, коробки, гнилушки, тряпки – всё, что было запрещено использовать для отопления ввиду неимоверной едкости дыма – всё находилось здесь. под мостом никто не чистил, потому, что справедливо считалось, что если кто-то решит переправиться к замку под ним – его заметят ещё спускающимся с того берега, или в крайнем случае – он не поднимется не замеченным здесь. Выкошенные налысо берега рва не оставляли никакой возможности взрослым особям какой-либо расы остаться не замеченными, но для хрупкого Джедайта, который легко мог спрятаться за ручкой от швабры, и на стороне которого действовало маскировочное заклинание – это был рай. Он выждал момент, когда стражники особенно погрузились в досмотр поклаж, нырнул в тень моста, и, прыгая с вершины на вершину, преодолел ров. Так же в тени он поднялся наверх, оглянулся ещё раз на стражников, и рванул между теснящимися людьми – в лес.

Юный демон мчался во весь опор. Ни один человек не смог бы развить такой скорости, с которой сейчас бежал Джедайт. Он точно знал, где находятся бывшие земли Гэнкаку, но вот крипту Родового Замка – предстояло ещё найти.
«Родового Замка? Что для меня – Родовой Замок? Какой из двух замков я могу назвать Родовым? Может – меня просто используют в своих интересах – а потом просто посмеются? Но отец вообще хочет меня убить... А может – не хочет? Может, он убил того мальчика, потому что увидел, что он – это не я? А вдруг – ему всё-таки всё равно? И он так же убил бы и меня? Тот парень во сне говорил, что сны в Клане Гэнкаку – особое оружие, орудие разведки... Но я же почти не имею их крови... И может он врал? Использовал мой простой страх в своих интересах? Но вот – каких? Не наживу ли я себе врагов вместе с ним? Там, где могли бы быть друзья? Могут ли у меня вообще быть друзья? Могу ли я кому-нибудь верить? Но с другой стороны – он хочет меня чему-то научить. Пока, кроме него никто этого делать не собирается... Решено! Пока я буду получать пользу от сотрудничества с ним – я буду ему помогать! А друзья... враги... разберусь! Надо быть осторожнее!»
Ему стало неуютно на широкой лесной тропе, и он свернул в придорожные заросли. Интуиция – великая веешь, и через десять минут навстречу ему пронёсся конный патруль. Убедившись ещё раз, что себе надо доверять, Джедайт решил не выходить из зарослей, и продолжил бег перепрыгивая с одного поваленного ствола дерева на другое. Прошло ещё не менее двух часов, как он почувствовал сильный приближающийся магический фон. Сомнений не было – это была крипта. Ещё через какое-то время Джедайт выскочил из бурелома, и попал с в молодой пролесок. Что-то внутри ему подсказало, что здесь раньше было открытое поле, которое позже было захвачено лесом. Наверное, это было подсознательное сравнение с Родовым Замком ШиТено, а может быть...
Джедайт кинулся к крипте. Он уже точно мог сказать – где она, хотя камней всё ещё не было видно.
«Ничего себе... постарались разрушить. Зачем же так? Я понимаю ещё – чужой замок, пропитан чужой магией, далеко находится – сложно контролировать, могут завестись неприятели... С любой точки – лучше разрушить. Но зачем же так! Ведь камня на камне не осталось!..»
Тут он упёрся во что-то. Перед глазами ничего не было, но идти дальше не давала... стена? Джедайт сменил зрение. Так и есть! Перед ним была высоченная прозрачная, лиловая стена. Она уходила высоко под небеса, и закруглялась куполом за гранью зрения, а в ширину виднелась, на сколько хватало обзора.
«Барьер! Ну конечно! Именно он и должен меня скрывать от посторонних глаз! Но...»
Джедайт приложил ладонь к барьеру, и надавил. По поверхности побежали красивые лиловые волны, но она ничуть не поддалась.
«Как мне пройти? Если это магический барьер, значит надо – с помощью магии. А поскольку это Замок Гэнкаку – то с помощью иллюзии. Интересно – но как?!»
Джедайт осмотрелся по сторонам.
«Я и не учился ещё творить иллюзии... что же делать?»
Оглянулся назад, на весь проделанный путь.
«Надо что-то попробовать.»
На соседнее дерево уселся дрозд. Подолбил, перебежал чуть выше, снова подолбил, пробежал в другую сторону, снова подолбил, перевернулся головой вниз... Джедайт смотрел на него, раскрыв рот. Потом посмотрел на ладонь, представил дрозда, и добавил силу... Над ладонью вспорхнула дрозда. Ещё не такая чёткая и быстрая, но уже осознанно сотворённая. Джедайт приложил другую руку к барьеру, и в нём образовался овальный проём. Он шагнул в него, и оказался в совершенно другом месте. Это была ещё не крипта, но уже и не заросли бурьяна. Деревьев здесь не было вообще, словно бы их сюда не пускали, трава была невысокая, словно подкашивалась сама, впереди виднелся положенный по всем правилам обороны ров, через него проходил разрушенный мост, а за ним виднелись остатки разрушенных стен. Местами опалённые, местами оплавленные – они напоминали не то оскаленную пасть, не то останки скелета неизвестного монстра. Другие части стен частично заполнили собой ров, а частично даже перелетели через него. Некоторые камни расплавились когда-то, и теперь лежали на земле застывшими лужами. Джедайт застыл неподвижно. Была во всём этом какая-то своя, ужасающая красота!  И от этой красоты приходило только одно чувство – восхищение. То восхищение, которое он ощущал, когда впервые увидел отцовский замок вмиг забылось. Не было ничего прекраснее нежилых стен. Эта торжественная замогильная тишина, наполненная достигнутым смыслом жизни – нарушить её суетой существования было бы преступлением. Камни пели стройным хором, заросшие местами, всё-таки, бурьяном – они были прекрасны в своей нетронутости.
- Как хорошо, когда рядом нет этих суетливых животных – людей!
Джедайт вздохнул полной грудью, и направился к крипте, наслаждаясь каждым шагом.
Крипта встретила его словно заждавшийся пёс – давно не возвращавшегося хозяина. Энергетика внутри периметра резко подскочила, питая Джедайта своей силой, аура налилась оттенками, а от камней по периметру взметнулись вверх иллюзорные стены. Замок приветствовал своего хозяина: наконец, спустя столько лет, он вернулся к нему. У Джедайта сложилось полное ощущение, что прикажи он сейчас – и эти стены с радостью преобразятся, чтобы завилять хвостом.
- Ладно, ладно, привет. Мне нужно позаниматься магией. Спрячешь меня от лишних глаз?
По иллюзорным стенам пробежали бури волн.
- Вот и чудесно. Я рассчитываю на тебя.
По стенам пробежали волны поменьше. Джедайт огляделся.
«Где же тут заниматься? Где тут раньше занимались мои предки? Наверное этого места уже нет. А тут интересно... куда ведёт эта лестница?.. Так! Стоп! Я должен сначала научиться владеть своей силой!.. А, кстати – как это сделать?»
Он сел на землю, и погрузился в размышления.
«Мне нужно научиться скрывать свою силу. Для этого, я должен научиться её хорошо контролировать, а для меня контролировать... это уметь выпускать её по немножку? Наверное да. Ну да – если силы будет не много, её не заметят другие. Этого мне и надо.»
Ему снова вспомнились слова неизвестного предка:
«...«...Если ты уже использовал магию, сильнее левитации, значит они тебя обязательно почуяли, и уже ищут.»...  ... «Магия, для использования которой требуется приложить больше сил, чем для того, чтобы взлететь.»... ...«- «Но ведь чтобы летать – никаких сил прикладывать не надо…»... ... «Понятно, значит уже использовал. Тебя уже ищут.»...»
«Я настолько силён, что не замечаю этого? Мне надо научиться дозировать магию на настолько малые порции... на такие, какие я обычно не замечаю! Но как?! Ах, вот бы я был чуточку послабее!.. Хм-м?.. Слабее?.. Мне надо... просто устать! Тогда с оставшимися силами я научусь чувствовать и управлять малыми количествами силы!!! Что там говорил этот предок?»
«... «...Ты, как демон, сможешь почувствовать усталость только после активной боевой тренеровки – и то – оч-чень длинной...»...»
- Боевая тренеровка... где я её возьму? Как она хотя бы из себя выглядит? Ладно... попробую хотя бы узнать предел своих возможностей...
Весь остаток дня Джедайт пробовал всё, что приходило ему в голову. Это были иллюзии огненных извержений, табунов диких лошадей, попытки создания настоящего огня и замораживания; он пробовал использовать различные стихии и придумывать свои атаки... В итоге лучше всего у него получились иллюзии. Хотя в движении они были ещё не идеальны, в сравнении с молниями или потопом – они смотрелись намного лучше. Наконец Джедайт плюхнулся на землю.
- Фуф! Устал... Да-а-а... не лёгкая это работа – боевая магия... Ну ничего! Зато теперь я знаю, что такое усталость!
Он встал, и направился в сторону земель ШиТэно. По иллюзорным стенам пробежали волны, словно замок просил его остаться, и никуда не уходить.
- Я завтра обязательно приду. Я теперь буду приходить каждый день – тренероваться. Но это принцип – я заставлю отца признать меня, а для этого я должен жить при нём. Таков мой план. А тебя я буду навещать. И даже больше того – я тебя заново отстрою. А на сегодня – пока.
По иллюзорным стенам вновь пробежалась волна, на этот раз больше похожая на печаль или сожаление, а Джедайту подумалось, что под этим небом даже стены умеют шантажировать и капризничать. Взяв корзинку старика, которую чуть не забыл, он помчался домой, думая, что ему сильно повезёт, если к его возвращению базар ещё не закроют. Ему таки повезло, и последний, не успевший закрыться до темна, лавочник продал ему все остатки по сходной цене.

Джедайт направился к дому старика, когда у него со спины раздались свист и улюлюканье:
- Вон он! Вон он! Смотри ка – вон он пошёл! – в спину Джедайту снова раздался свист – Деревенщина! Деревенщина! А вы знаете – он из деревни!
- Да ну?!
- Правда?!
- Да, серьёзно! Он с дедушкой живёт – у него родителей нет!
- Серьёзно?!
- Серьёзно!
- А почему?
- Не знаю! Они наверное от него отказались – смотрите, какой он заморыш!
- Да, это точно – заморыш! Эй, заморыш, фиу!
- Или он их съел! Смотрите, какой он тощий – он их точно съел! Слышь, деревенщина! Ты съел своих родителей?!
- Эй, деревенщина, слышишь?! К тебе обращаются! Слышь, он нас не слышит!
- А давайте побьём его – может тогда услышит?
- Эй, а я его знаю! Он подрабатывает на господской конюшни!
- Да ну?!
- Ну да! У него же родителей нет, один дед – вот он и подрабатывает! Нищита!
- Фу-у! Нищита! Слышь, деревенщина, точнее – нищита! Уходи отсюда! Мы не хотим, чтобы с нами на одной улице жила нищита!
- Слышь, деревенщина! Пошёл вон отсюда! – и мальчишки стали окружать Джедайта.
Несмотря на своё хрупкое телосложение, Джедайт являлся на половину демоном, даже больше, чем на половину. Совсем чуть-чуть, но больше, и поэтому ему ничего не стоило раскидать агрессивно настроенную дворню, как молочных щенят, и уже через пять минут пацаны стояли полукругом на почтительном расстоянии, и боялись приблизиться на расстояние вытянутой руки.
Джедайт не раз ловил себя на желании распылить их, как того мужичину на мосту, но всегда почему-то приходила мысль, что отец может его почуять, и тут же поймать, и хотя Джедайт не верил в такую возможность, он уже пару раз чувствовал магические возмущения, и твёрдо решил, что пока не убедится, что его не ищут – не будет применять сильную магию.
«Может быть отец и не обратит внимания, а может быть – и обратит, и станет искать… А может он мне всё-таки обрадуется?.. Нет, пока проверю – не пойду…»
- Эй, деревенщина! О чём задумался?!
Только сейчас Джедайт заметил, что один, особенно дерзкий пацан – тот, который заварил всю эту кашу с насмешками – подскочил опасно близко, и собирается ударить. Джедайт не стал ждать милости, или тем более – удара, он схватил парня за плечо, рванул себе навстречу, и ударил кулаком в глаз. Самому Джедайту показалось, что маловато, и надо было бы посильнее, но парень схватился за глаз, закричал, повалился на землю, и завертелся в пыли. Другие тут же кинулись к нему:
- Эй, Кову! С тобой всё в порядке?! что он с тобой сделал?!
- Ай-я-яй, глаз болит! – стонал Кову, совсем позабыв, что это он первый полез драться меньше минуты назад.
«Что он придуривается? Я ж его не сильно… Вот актёр…» - Джедайт развернулся, и собирался уже уходить, как один из парней подскочил, и бросился к нему.
- Ах ты!.. Да я тебя за Кову!..
- Яхико, стой! Он очень сильный – прямо как демон! Не трогай его, а то убьёт! Он не нормальный какой-то!
- Но вы посмотрите, что он сделал с Кову! Я не могу так этого простить!..
- Яхико, стой! Не надо!..
Но тот, кого звали Яхико не слушал. Он бросился за Джедайтом, и схватил его за плечо. Джедайт резко развернулся, и двинулся с кулаками на Яхико, который был в два раза выше его. Одного его взгляда хватило, чтобы Яхико отпрыгнул на два шага назад, но стоило ему снова повернуться к нему спиной, как он снова попытался приблизиться. Джедайту снова пришлось развернуться, и Яхико снова отпрыгнул. Но теперь уже Джедайту это начинало действовать на нервы, а Яхико – развлекать. Остальная поцанва стала смотреть на него, как на героя,  а на Джедайта – как на зверька.
- Смотрите, смотрите, как о реагирует! Он же совсем дикий! Дикий! Дикий! Деревенщина!
Ощущение опасности подбавило мальчишкам азарта, и они с новой силой начали свистеть и улюлюкать.
«Идиоты… Как жаль, что я не могу сейчас их распылить… Ну ничего, они у меня получат… Я этого не забуду…»
- Смотрите! Смотрите! Он губу закусил! А взгляд какой злой!.. Точно демон!..
«А вот этого мне точно не надо… отец вряд ли обрадуется мне… Надо от них избавляться, я уже есть хочу. Они меня боятся… ладно.»
Джедайт оскалился, и побежал с кулаками на дворню. Мальчишки заулюлюкали, и со свистом и хохотом побежали от него. Все, включая оправившегося от удара Кову. Они выскочили из подворотни довольно быстро, и кинулись врассыпную, решив поиграть в «собачку». У Джедайта же были на это свои планы: не теряя времени он слился со стеной, и пропал из виду. Когда через пару секунд «смелые» отщепенцы заглянули в переулок, чтобы посмотреть, почему он ещё за ними не выбежал – его уже там не было.
- Эй! А куда он делся?
- Что?
- Его тут нет…
- Как нет?
- Ну вот так – пойди и посмотри.
- Да не может такого быть!
Мальчишки с опаской сунулись всей толпой в переулок, но Джедайта там не оказалось.
- Как это он так?..
- А может спрятался где? Например за ящиками?
- Да как за ними спрячешься? Посмотри какие они все раздолбанные!
- Ну и что? Он сам-то какой? Тощий, как скелет – вполне мог и спрятаться…
- Ребят, а может не надо? Он хоть и тощий, но вон какой сильный! Как выскочит, как выпрыгнет…
- Что? Полетят клочки по закоулочкам? Не придумывай! Нас – вон сколько! А он всего один…
Тут с горы мусора сползла, и покатилась потревоженная коробка. Поцанва с криками отскочила в начало переулка. Джедайт хмыкнул одними губами.
«Храбрецы – львиные сердца!» - и стал бочком пробираться внутри стены к противоположной улице – «Надо будет их запомнить хорошенько – сегодня ночью потренерую на них заклинание «нереальной реальности». Всё равно убивать их всех – слишком заметно будет.» - и вышел с другой стороны дома.


Сообщение отредактировал Багира - Воскресенье, 06.12.2015, 23:44
 
БагираДата: Пятница, 04.12.2015, 21:54 | Сообщение # 12
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 10.  ОТТАЧИВАНИЕ  НАВЫКА -2.

Джедайт сосредоточился, и попробовал подняться над полом. Получилось с трудом.
«Вот оно! Именно столько сил мне нужно, чтобы оставаться незамеченным. Однако – как это сложно, когда их так мало...»
Он посмотрел на старика.
«Что бы мне ему внушить? Всё, что мне нужно – он и так делает... что может. Если бы он мог – он делал бы и больше, и с радостью... и сам. Но мне надо потренероваться, и что-то ему внушить. Но что?»
Старый дед тихонько шуршал у мойки, и даже не думал нагружать «внучка» какой-либо работой.
«Готовить мне? Он готовит. Убираться? Он убирается. Стирать? Он стирает, на сколько может. Вся работа по дому – вся на нём, хотя мы договаривались, что я буду ему помогать. Кстати – он снова слабеет. Надо ему снова собрать жизненной энергии... Ну вот, теперь ещё и это. Но если этого не сделать – он умрёт, и я потеряю слугу и прикрытие. Этого нельзя допустить. Сколько же всего навалилось, и всё нужно сделать тайком!»
- Деда! Давай я домою посуду, а ты пока пойди поспи!
«Пусть поэкономит энергию – новую я ему в ближайшее время собрать не смогу.»
- Ой, внучок!.. Спасибо, спасибо!.. Я как-нибудь сам...
- Нет-нет! Иди ложись! А я – домою.
- Да? Ну спасибо, спасибо...
И дед, вытерев руки, направился в свою комнату. Джедайт посмотрел на посуду, на свои руки, потом попробовал взлететь. Получилось с очень большим трудом.
«Отлично!»
Он щёлкнул пальцами, приложив половину от той затраченной силы, и представил себе всю посуду чистой. Мгновение – и она рассортированная, и блестящая как новенькая, стояла на своих местах.
«Та-а-ак... как ощущается усталость я запомнил. Теперь надо запомнить ощущение этого количества силы... Но... как? Я напрягаюсь больше, чем обычно, если я так напрягусь со своими обычными силами... меня тут же найдут!»
Он забрался с ногами на скамью, и приткнулся спиной к ещё горячим камням очага.
«Что-то я упускаю, что-то...»
 Он посмотрел на свои ладони, и вдруг вспомнил по аналогии с ними иллюзорного дрозда и барьер.
«Барьер! Он состоял из ауры! Я увидел его, сменив зрение... а если сейчас моя аура изменилась? От усталости? Тогда я смогу запомнить её вид, и по этому виду отмерять силу!»
Он сменил зрение. Так и есть – его аура поблекла, истончилась, и клочками вырывалась в местах тэнкецу. Чтобы хорошенько запомнить её вид, и для того чтобы в скором времени не пришлось собирать для старика энергию, Джедайт прошёлся по дому проводя магическую уборку. Аура едва вспыхивала, и тут же блекла, а силы уходили незаметно, но неотвратимо. Решив, что истощать себя достаточно, Джедайт кинулся наверх, и не раздеваясь, нырнул под одеяло. Он представил себе старика Пома, его голову в виде пустой комнаты, и прошептал:
- «Открой мне свои грёзы»...
В этот раз он был готов увидеть старика молодым, поэтому лихой гусар его ничуть не смутил.
- «А-а-а-а! мальчонка! Это снова ты! С чем на этот раз пожаловал?»
«И правда – с чем? Внушить ему, что он мой слуга? Во-первых – он и так ведёт себя как слуга, а во-вторых – если он кому-то так скажет, то выдаст меня с головой. А что же ему внушить? Может – пустяковину какую?»
- «У меня завтра День Рожденья...»
«Точно! Пусть балует меня вкусностями каждый день!»
- «О! поздравляю тебя! И сколько же тебе стукнуло?»
- «Пять.»
- «Это дата! Это дата!.. Что же тебе подарить?»
- «Я хочу ягодный пирог, и тарелку жаренного мяса!»
- «Ну это ты жадничаешь!»
- «Я хочу ягодный пирог, и тарелку жаренного мяса!»
- «От такого у тебя разболится живот!»
- «Ты должен приготовить мне на обед ягодный пирог, и тарелку жаренного мяса.»
- «Ну давай хотя бы только пирог!»
- «Я хочу на обед ягодный пирог, и тарелку жаренного мяса.»
- «Ну давай тогда хотя бы пирог на обед, а мясо – на ужин?»
Посмотрев в эти просящие глаза, Джедайту захотелось уступить этому старому... старику, который и так делал для него больше, чем мог, но в памяти всплыли чьи-то слова, слышанные так же во сне:
- «Лорд должен уметь добиваться своего, и настаивать на своём. Если он будет уступать всем, кто его попросит – это будет уже не Лорд, а тряпка, такому Лорду уже нельзя будет поручить командование армией. Вы должны уметь принимать решения, и нести ответственность за них...»
«Может это и не совсем об этом, но я должен научиться отказывать, и настаивать на своём. Прости, дед, я тебе за это подарю вдвое больше энергии, чем планировал.»
- «Я хочу НА ОБЕД ягодный пирог, и тарелку жаренного мяса.»
- «Э-э-эх... Ну ладно... на обед, так на обед. Будет тебе ягодный пирог и жаренное мясо.»
- «Я на тебя рассчитываю.»
И, щёлкнув пальцами, Джедайт рассеял заклинание. В другой комнате закашлялся и завозился старик. Не открывая глаз, Джедайт размышлял:
«Ночь ещё только началась, сил у меня мало. Идеально для тренеровки «нереальной реальности»... конечно, хочется спать... но это... потом...»
Мысли шевелились всё медленней и медленней, сон становился всё тяжелее и глубже... И вдруг ему вспомнились те вечерние мальчишки. Дрёму как рукой смахнуло.
«А ведь они меня чуть не побили! Моги я колдовать – от них и следа бы не осталось!.. И памяти бы!.. Но я не могу себе этого позволить. А они ведь – дети. А дети – фантазёры. Я могу на них учиться внушать, и если у меня что-то не получится... сначала не получится – им всё равно никто не поверит!»
Он сел на кровати, и представил себе одного из вечерних мальчишек.
«Кажется, он ещё не спит. Отлично – щас исправим.»
Джедайт сконцентрировался на своём ощущении усталости, дрёмы, желании поскорее нырнуть под одеяло... добавил силы. В его руках стало концентрироваться серое облако, совсем, как в видении из прошлого.
«Значит, всё делаю правильно. Хорошо...»
Джедайт представил себе этого паренька, и то, как струи серого дыма из его рук окутывают его. Туманный шар в руках Джедайта стал уменьшаться, и ручейками исчезать в каких-то провалах. Одновременно с этим Джедайт чувствовал, что его «противник» быстро засыпает. Когда весь шар концентрированного заклинания перенёсся на паренька, Джедайту на расстоянии стало ясно, что он уснул.
«Отлично. Теперь его голова.»
Джедайт представил себе снова этого мальчика, представил, как его голова становится всё прозрачнее и прозрачнее, представил себе дверь в неё, открыл, и вошёл. Этот смертный и в своём сознании выглядел, как и в жизни – ни старше, не младше. Он развернулся к Джедайту, и испугался, увидев перед собой взрослого парня лет двадцати.
- «Дяденька, вы кто?»
И тут у Джедайта появилась идея.
- «Ты – Кову. Я прав?»
- «А вы кто, дяденька?»
- «Отвечай на мой вопрос.»
- «А что я сделал?»
- «Отвечай на мой вопрос.»
- «Да. Кову – это я.»
- «Сколько тебе лет?»
- «А что такое?»
- «Отвечай на мой вопрос.»
- «Шесть.»
«Шесть. Сойдёт.»
- «Кову, ты знаешь кто ты?»
- «Я? Я – Кову, сын лавочника-кожевника Якумо и его жены – Коры...»
- «Ты знаешь, кто твои настоящие родители?»
- «Что? Это и есть мои настоящие родители!»
- «Нет, это не так.»
- «Как это – не так?!»
- «Вот так. Тебя подменили сразу после рождения.»
- «Как же так? А кто же мои настоящие родители?»
- «Твой настоящий отец – хозяин этих земель Лорд Кунсайт.»
- «Не может быть! А кто же мать?!»
- «А мать – простая крестьянка.»
- «Этого не может быть! Всем же известно, что Лорд Кунсайт ненавидит полукровок – вон, недавно ещё одного казнил!»
«Ещё одного... Значит это уже был не первый... Мне конец, если я не исхитрюсь.»
- «Это всё – чтобы спасти тебя. Враги ищут тебя, и идут на разные хитрости – в том числе на такие. Они хотят заставить твоего отца рассердиться, и показать тебя в доказательство, что те дети – не ты. Но пока твоя магия не проснулась – твоя жизнь в опасности, и твой отец знает это...»
«Чёрт! Сам бы такого отца хотел!»
- «...и поэтому он наказывает лжецов, пытающихся обманут его, и убить тебя!»
- «Вот это да! Мой папа крут! Так им всем и надо!»
- «Скажи, Кову...»
- «Да?»
- «Взрослые – ладно. Но тебе не жалко детей? Они ведь совершенно не виноваты в афёрах их родителей?»
- «Не-а! Я теперь – Благородный Лорд! Мне теперь никого не жалко! Мне на них – наплевать!»
- «Знаешь, а ведь благородство – это не происхождение, а состояние души. Я знаю одного старика, который благороден, являясь обыкновенным простолюдином...»
«Допрыгались! Я! Учу морали! Человека!.. Но как он жалок! Как он мерзок! Ещё минуту назад он был одним из них, и они готовы были защищать его... если не ценою жизни, то здоровья – точно; а теперь он возомнил себя иным существом, и готов бросить их под ноги всем, кто того пожелает... кто назовёт его «благородным»...»
- «Ой, да ладно тебе!.. Ты сам-то, кстати, кто?»
- «Я?»
«Надо срочно что-то придумать! Простой зомби для этой операции не подойдёт!»
- «Да – ты!»
- «А я-а-а... Дух твоего двоюродного дяди, по отцовской линии, со стороны бабушки!»
«Что я несу? Ладно! Лишь бы поверил и отстал!»
- «Ва-а-а-а-ау! А это кто?.. И как?...»
- «Зови меня просто – дядей.»
«Пошёл нахрен! Много знать будешь – скоро подохнешь... хотя ты и так скоро подохнешь. Я тебя своему отцу под видом себя подсуну.»
- «Дядя! Дядя! А расскажи ещё что-нибудь!»
«Пора с этим заканчивать.»
- «Твоя сила ещё не пробудилась, и твои враги очень ищут тебя!»
- «Да? А почему?»
- «Потому, что ты очень важен для отца. Ты не должен говорить кому-либо об этом разговоре.»
- «Почему?»
«Нет! Если он неосознанно сболтнёт что-то из этого разговора – он разрушит все мои планы! И связанные с ним, и будущие! Что же делать?»
- «Так почему?»
- «Потому, что у тебя много опасных врагов, и они найдут и убьют тебя.!»
- «Ужас!»
- «Ты должен забыть этот разговор, пока я тебе его не напомню.»
- «Я не хочу забывать этот разговор!»
- «Ты должен забыть этот разговор, пока я тебе его не напомню.»
- «Я должен забыть этот разговор, пока вы мне его не напомните...»
- «Ты забыл этот разговор, до тех пор, пока я тебе его не напомню.»
- «Я забыл этот разговор, до тех пор, пока вы мне его не напомните...»
- «Ты не помнишь, о чём мы сейчас говорили.»
- «Я не помню, о чём мы сейчас говорили...»
- «Ты помнишь, о чём мы сейчас говорили?»
- «Нет. Я не помню, о чём мы сейчас говорили.»
Джедайт вздохнул с облегчением. Тренеровка прошла удачно, идея на будущее была закинута, можно было покидать сознание мальчика... И тут ему вспомнилось ещё кое-что. Развернувшись к мальчугану, он строго посмотрел ему в глаза, и сказал:
- «Запомни на всю жизнь – сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг!»
- «Кто?! Этот?!»
- «Сирота Джед – твой лучший друг.»
- «Да отцовский ремень – мне лучший друг, чем этот!»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Да он же – деревенщина, нищета!»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Да он же от нищеты на конюшне подрабатывает!»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «И он – мой друг?!»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Он – мой друг?»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Он – мой друг...»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Он – мой друг.»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Джед – мой друг.»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой лучший друг.»
- «Сирота Джед – мой друг.»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – твой ЛУЧШИЙ друг.»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой – мой лучший друг.»
- «Кто твой лучший друг?»
- «Сирота Джед, живущий с дедушкой.»
- «Правильно.»
И, щёлкнув пальцами, Джедайт развеял заклинание.
«Надо «навестить» так и всех остальных пацанов, а то если только одного переклинет – будет подозрительно. А так – просто хороший мальчик – вот всем и понравился...»

Мальчишек в компании было много – девять человек, поэтому когда Джедайт закончил промывку мозгов последнему из них – было уже четыре утра. Решив, что на эту ночь магических подвигов с него хватит, Джедайт кувырнулся в крепкий и здоровый сон. И естественно проспал. Было уже восемь утра, когда он только разлепил глаза. Не сразу поняв, почему так светло, и соскочив, как ошпаренный, когда понял, что проспал, он помчался на конюшню не завтракая.
- Эй, Джед!
«А?»
Джедайт повернулся на голос, и увидел ватагу вчерашних пацанов, рассевшуюся на перилах фонтана.
«Что им от меня надо? Неужели внушение не подействовало?»
- После работы пойдёшь с нами в казармы?
- Куда?
- В казармы – ём пугать! Они только с виду такие страшные, а на деле – глупые-глупые! И трусливые!
«Ёмы? А если они меня почуют?»
- Соглашайся давай! Без тебя – не интересно!
- Ну не знаю... Я тогда только домой забегу – поесть, а то я даже не завтракал...
- О-о-о... А что так?...
- Чёрт! Я же опаздываю!
- А! Ну беги!
«Подействовало! У меня получилось! Они под моим контролем!»

Но радость от первой победы продлилась не долго. На конюшне ему устроили взбучку за то, что он не пришёл вовремя, и пообещали, что ещё одно такое опаздание – и там поставят вопрос о его увольнении. Джедайт согласно кивал, и злорадно мечтал, как сегодня ночью будет внушать конюхам свою волю.
«Они уже взрослые, их в случае неудачи, фантазёрами не назовёшь... надо хорошо подготовиться. А ведь есть ещё и ёмы... а вдруг они почуят магию?! Надо узнать о них побольше... Решено! Сегодня иду с пацанами в казармы!»
Так размышляя, он чистил денники. Надо было вывести навоз, старые опилки, и засыпать новые. Работы было до полудня, но у Джедайта было всего два часа, и он не собирался перерабатывать. Когда настало время уходить, он оставил инвентарь где есть, и крикнул на прощанье старшему конюху, что его рабочий день окончен. На вопли старшего конюха, что он и не работал совсем, Джедайт развёл руками, и сказал, что он ещё ребёнок, и что таково распоряжение Великого Лорда.
 При упоминании имени Лорда Кунсайта, конюх быстро скис, и только пробормотал Джедайту, чтобы тот больше не опаздывал.

Дома, на старике, внушение тоже действовало, и Джедайта ждал праздничный стол.
Ёмы в казарме оказались довольно сообразительны, и Джедайт ни один раз порадовался, что остался наблюдать за всем в стороне. А вот на магию они внимания не обратили. После прошлой магической «тренеровки» Джедайт ещё не набрался сил, и поэтому его ворожба осталась не замечена. Пара ём, поймавшая хулиганов, и собиравшаяся открутить им головы – вдруг передумала, и велегласно заявив, что это ещё дети, которым можно и простить – отпустила уже прощавшихся с жизнью детей на свободу. Джедайт был вне себя от восторга: такой лёгкой победы он не ожидал, а самое главное – он с уверенностью мог сказать, что на этот раз его магию никто не заметил.
На оставшийся день он кое-как отвязался от дружеских приглашений ещё чего-то натворить, и помчался в крипту Замка Гэнкаку, не забывая по пути про осторожность. Замок встретил его, как долгожданного друга, издали начав переливаться всеми оттенками лилового. Войдя в крипту, Джедайт остановился.
«А вот что тренеровать-то? Я всю ночь внушал этим балбесам, что я их друг, а на боевую магию у меня времени не хватило. И сегодня не хватит: конюхов в два раза больше, чем дворни... И что такое вообще - эта боевая магия для иллюзии?»
Ему тут же вспомнились все упрёки и понукания, которые он успел наслушаться за всё то, небольшое время, что работал на конюшне.
«Я не могу позволить им и дальше командовать мной...»
Вспомнилось слышанное во сне:
«...Все мы служим Её Высочеству, и за свою службу получаем жалование, которым уже распоряжаемся на своё усмотрение...»
«Ну даже если командовать мною всё равно будут... но не понукать же! И потом – это будет Цесаревна, и Король с Королевой, а не жалкие людишки!»
Джедайт со злости создал иллюзию одной из виденных им ём.
«Что им внушить-то? Что они должны выполнять всю работы за меня? Нет, опасно: вдруг они так и скажут кому-нибудь, что должны всё за меня делать? А что же? Что должны выполнять все мои приказы? Было бы удобно, но... это же придётся всё время им что-то приказывать, а выполнив всё – они снова будут привязываться ко мне... да и странно это будет со стороны: маленький ребёнок командует старшими по званию... А что тогда? Что должны оставлять меня в покое, только посмотрев на меня? Хм-м... Было бы здорово, но... они ведь между собой будут меня обсуждать, а потом...»
Джедайт представил себе эту картину: злобные конюхи, уставшие от его безделия, судачат о нём у одного из денников, затем решают сделать ему выговор и намылить ему шею; выдвигается один, самый активный, говорит: «Щас я ему устрою» или «Щас он у меня получит», направляется к нему, Джедайту, но вместо того, чтобы привести намерение в действие – стоит несколько секунд столбом, и отходит, так ничего не сказав и не сделав.
«Нет, ну один раз это может и пройдёт, потому что никто ничего не поймёт, но когда такое повторится раз или два – все поймут, что это система. И пойдут докладывать отцу, или дворецкому. А мне этого – нельзя. Так что же делать?»
Иллюзия ёмы в это время сделала круг вокруг него, и двинулась в обратном направлении, пощёлкивая зубами.
«А что если?.. Придумал! Я внушу им, что поскольку я ребёнок, я могу приходить на работу, когда захочу, делать – что захочу, и как захочу! И что могу пропускать рабочие дни, и просто потом работать не по два часа, а по четыре! А если я буду делать, что захочу, то у меня и работы-то особой не будет! Ур-рааа!!! Я – гений!»
Ёма взмахнула саблевидной рукой, и бросилась на Джедайта. Он представил себе огненный поток, направленный в ёму – взмах руками, и иллюзорная ёма сгорела во вполне реальном пламени. Огненный столп ударил в неё, окутал пеленой жёлто-синего цвета, и устремился вверх. Тень ёмы изогнулась в предсмертной муке, последний вопль вырвался из её горла, и ёмы не стало... точнее не стало её иллюзии, а саму ёму, за много километров от крипты охватил сначала жар, потом дикий ужас, и наконец ужасная боль и холод. Через мгновение всё это прошло, но ёма забилась подальше от посторонних глаз, не решившись сообщить о том, что с ней случилось, дабы не скомпроментировать себя, как слабую или не дай Бог – больную.
Джедайт самодовольно улыбнулся:
- Эта иллюзия пламени была прекрасна!
Он представил себе ещё более яростное пламя и приложил к нему свою иллюзорную силу. Пламя вышло куда более впечатляющее, но на этот раз от него не было жара...
«Странно... а прошлая иллюзия была горячей... а почему же сейчас...»
Он протянул руку, и провёл ею по иллюзии. Иллюзия не распалась, как он ожидал, но вот воздух... внутри иллюзии он был таким же прохладным, как и вне её.
«Ну да, в прошлый раз я создал её по другому, но неужели в этот раз это... неимоверно... в этот раз это действительно иллюзия... тогда в прошлый раз это было... настоящее пламя!»
Он подпрыгнул на месте, и закрутился волчком:
- Я сжёг иллюзию реальным огнём! Я сжёг иллюзию реальным огнём! Это значит, что я смогу сжигать настоящие вещи иллюзорным пламенем!!!
Запыхавшись, он остановился и огляделся.
- Надо попробовать... Та-а-ак... Что бы сжечь?
Вокруг была только трава, да стены Родового Замка: первое сильно воняло при горении, второе было частью вотчины, на которую рука не поднималась...
«В следующий раз возьму с собой какой-нибудь булыжник. У меня точно получится сжечь камень! А сегодня...»
Он пробежался глазами по всем окружающим предметам, глянул за барьер, осмотрел свои вещи. Внутри периметра ничего подходящего не было, за периметром были только крупные брёвна да слишком гибкие прутья, а на себе...
«Ну что мне не нужно? Обувь? Нужна. Штаны, рубаха – конечно нужны! Пояс – нужен... И даже корзины вчерашней нет!... Может в карманах что найдётся...»
Джедайт сунул руки в карманы, и – о чудо! В одном из них он нашёл носовой платок, который ему положил дед. Старик всё время беспокоился о здоровье своего «внучка», и постоянно клал ему платочек, чтобы тот если что – всегда мог «вовремя подтереть сопельки». Джедайта это бесило неимоверно, но сегодня он впервые  был благодарен ему за это.
- Так, отлично...
Он положил платок на поваленный обломок стены, отбежал на приличное расстояние, вытянул вперёд руки, и сконцентрировался на Силе. Сила пошла, широкая стена иллюзорного пламени рванулась к платку и охватила его. Со стороны это было очень красиво, но платок даже и не думал обугливаться. Джедайт разозлился, и подбавил силы, но вовремя вспохватился, и остановил атаку.
- Нет, мне нужно не реальное пламя, а иллюзорное... Я должен уничтожить его иллюзией...»
Он взял свои эмоции в руки, прицелился, и направил вновь иллюзорный огонь в сторону платка. Стена пламени снова рванулась к хиленькой тряпочке, и вновь не повредила её.
«Может быть надо жечь его дольше? Попробую дольше.»

Солнечные тени переместились шестьдесят градусов, а платок даже не пошевелился. Джедайт в изнеможении повалился на землю крипты, и закрыл глаза.
«Не верю. Я не могу сжечь какой-то платок! Может я что-то не правильно делаю? Может это вообще не возможно? Но ведь нет – получилось же! Получилось же сжечь иллюзию реальным огнём!.. Или может это и не реальный огонь вовсе был? Может мне показалось?»
Джедайт сел на земле, и зажёг над ладонью огонь. Настоящий, реальный огонь. Потом посмотрел перед собой, и создал иллюзию вороны; прицелился, и бросил в неё язык пламени. Язык метнулся к иллюзии, но не уничтожил её, а только опалил пару перьев. Но и этого Джедайту было достаточно, чтобы понять, что он действительно может уничтожить иллюзию с помощью реального объекта.
«Значит и обратная операция тоже возможна. Тогда – почему? Почему я не могу уничтожить какой-то платок иллюзорным пламенем? У меня ведь вся сила клана Снов и Иллюзии! В чём же дело?»
Он снова посмотрел на платок. Тот лежал на прежнем месте, словно дразня его собой. Почему-то ему вспомнились виденные во снах дыхательные трубки, стрелявшие отравленными дротиками. В одну такую трубку клался один дротик, потом стрелок прицеливался, и стрелял им точно в выбранное место жертвы. Жертва всегда падала замертво после первого же выстрела, а сил стрелок тратил – только на один выдох. Конечно, выдох этот трнеровался годами, десятилетиями, но зато потом такое оружие легко пряталось от любой охраны, и не вызывало много шума при использовании. По аналогии с этой трубкой, Джедайт вспомнил свою стену огня.
«Может я использую слишком широкий огонь? Расточаю слишком много сил впустую, когда мог бы направить их на усиление иллюзии?.. Надо попробовать.»
Он встал, снова прицелился, представил себе тонкий поток огня, и приложил к нему силу иллюзии. Появилась шикарная, просто великолепная иллюзия направленного пламени. Джедайт сразу понял, что управлять такой иллюзией не так-то уж и легко, как он думал, но сдаваться и не собирался. Он потихоньку стал прибавлять силы, и иллюзия стала набираться красками. Но на этом все изменения и закончились: платок обугливаться не хотел, а Джедайт уставал всё сильнее и сильнее.
«Если я устану ещё больше – я не смогу сегодня ночью сделать внушение конюхам. А если я не смогу сегодня сделать им внушение – завтра меня ждут проблемы. И ещё дорога долгая – телепортацию-то я тоже не могу рисковать использовать... Делать нечего – пора собираться домой.»
Он встал кое как, пошатываясь направился к выходу из периметра, и махнул на прощанье стенам крипты, ставшим ему уже родными. Выйдя в лес, он собрался с силами, активировал внутренние резервы, и помчался со скоростью скаковой лошади, так, словно бы и не уставал. Но в какой-то момент ноги его подвели, и он сильно навернулся, и скатился в овраг. Ссадины на локтях и коленях, рваная, запачканная одежда, и успевший снова проголодаться живот... Джедайт хотел уже проклясть всё на свете, как вдруг его страдания были вознаграждены: в небольшой ямке, под высокой травой, он увидел семейство крольчат.
«Мясо! Целых шесть штук! Надо им бошки поотвинчивать, и деду принести – пусть что-нибудь вкусное сготовит! Или нет... пусть сначала подрастут – тогда в них мяса ещё больше будет!. А ещё мех... Мммм.... Короче – надо их во что-то положить.»
Второй раз за сегодня Джедайт пожалел, что у него нет с собой той дедовой корзинки, но немного поразмышляв, он сгрёб крольчат за пазуху, и помчался с новыми силами домой, предвкушая крольчатину на ужин.
«А лучше – на каждый день. Тогда немного придётся потерпеть, пока они вырастут, и начнут плодиться, но зато потом...»
Дед встретил находку Джедайта без особого энтузиазма:
- Да на что они нам сдались? Мы этих кролей – уже взрослых – каждый день на рынке купить можем, и разводить – хоть до морковкиной загоди! Жирку в них – нет, мяса – мало... как очистишь их – так вылитая кошка без шкуры. А эти – ещё и сосунки – их ещё выкармливать надо...
- Зато мясо будет – каждый день!
- Ну... Если сможешь их выкормить – то пожалуйста... Но учти – они ещё и кокашки свои едят...
Эта новость Джедайту не понравилась, да и ухаживать за кем бы то ни было – он не собирался, но он уже упёрся, а значит отступать...
«Не имею права!»

Настала ночь, и Джедайт явился во сне к главному конюху. Конюх был мужиком упёртым, и себе на уме, так что Джедайту пришлось потратить пол ночи, чтобы внушить ему свою волю. Но зато под конец внушения конюх превратился в верного поборника интересов самого Джедайта, и тот с облегчением покинул его сознание.
Открыв на минуту глаза, Джедайт решил, что рискнёт, и проверит силу своего внушения, не явившись завтра на работу.
«Если что – притворюсь больным. Это со всяким может случиться.»
Следующие пол ночи он делал внушения остальным конюхам. Они оказались куда менее сознательными, и легко поддались на внушение Джедайта, так что к утру он промыл мозги уже всем служащим конюшни. Под самое утро он только сделал внушение старику Пому, чтобы тот сам выкармливал принесенных им крольчат, и погрузился в глубокий сон. Конечно, во время внушений он тоже спал, но чего-то в этом сне не хватало... отдыха, что ли?.. Не для тела – для разума, и сейчас он этот отдых усиленно добирал. Спустившись вниз только для того, чтобы позавтракать, он бросил посуду мыть старику, а сам умчался наверх – досыпать. Дед безропотно принялся за домашние хлопоты, а Джедайт уже засыпал с мыслью о том, как было бы хорошо, если бы у него было много таких слуг...
К полудню его разбудил стук маленького камешка об окно, и выглянув на улицу, он увидел вчерашнюю дворню. Они снова звали его поучаствовать в какой-то авантюре, и не найда повода, чтобы им отказать, Джедайт был вынужден согласиться.
Он опять сидел в стороне, и смотрел за действиями пацанов, и их последствиями. Прошло совсем не много времени, и их уже снова погнали какой-то метлой. Джедайту начинало нравиться такое времяпрепровождение, но за ним всё ещё охотился отец, и эта проблема требовала своего разрешения.
«Если я потороплюсь – он поймёт что я пытаюсь от него отмазаться. Если я затяну – он может успеть меня найти. Надо вывереть каждое действие, и сделать всё точно и вовремя... А ведь я ещё даже не знаю его плана!»
- Джед! Ты чего такой хмурной? Случилось чего?
- Да нет... я просто немного приболел.
- Вот как...
- Ребят, я пойду домой, а то мне не здоровится...
- Конечно иди! Тебя проводить?
- Нет, я сам.
- Ну ладно... поправляйся.
- Угу.
И соскользнув с перил, он унёсся в сторону дедова дома. Повернув за поворот, он изменил направление, и помчался в сторону знакомого лаза. Лаз, стража на мосту – не смотрит, под мост – там мусор скользит – оккуратнее, чтобы не сорваться; наверх, тайком за спинами торговцев, пролесок, лес, и вот наконец – крипта. Барьер снова радостно переливается, встречая его, и он снова начинает ворожить...
В этот день снова ничего не получилось, и измотанный и злой Джедайт ни с чем вернулся домой. Одна радость была – дед приготовил мясо одного из крольчат, но мяса было очень мало, и радость скоро закончилась.

Джедайт снова призвал Память Предков. Перед ним сложился образ уже знакомого юноши, и образ спросил:
- «Как поживаешь, Потомок? Тебя ещё не поймали?»
- «Как видишь – нет.»
- «Я очень этому рад!»
- «Охотно верю.»
- «А ты стервенеешь с каждым разом всё больше и больше!..»
- «Я пришёл не за этим.»
- «Вот как! А за чем?»
- «Ты знаток силы Снов и Иллюзий. В чём она заключается?»
- «В снах и иллюзиях.»
- «Я не об этом.»
- «А о чём?»
- «О своей силе. Иллюзия – это обман, сон – это разведка, но... Как их использовать в прямом бою? Кроме разведки и обмана – какими ещё силами обладает Иллюзия?»
- «Ну... Обычно в других целях она и не используется...»
- «И всё же?»
- «А что бы ты хотел?»
- «Я хочу иллюзорным пламенем сжечь... ну, для начала – реальный платок. А потом чтобы моя сила возросла настолько, чтобы я мог жечь камни...»
- «Ого! И это запросы четырёхлетнего мальчика! Вот детишки пошли!»
- «Мне это необходимо! Ты сам говорил, что я должен заниматься боевой магией! Чужая магия – у меня всё равно будет слабее, чем у её хозяев, магия ШиТэно – для меня опасна, да и научить ей меня некому; зато вся сила Гэнкаку – сейчас у меня, и я могу овладеть ею!»
Всё время этой терады неизвестный Предок стоял подперев подбородок кулаком, и задумчиво слушал Джедайта. Потом он глубоко вздохнул, и уже серьёзно ответил:
- «У тебя не получается сжечь платок иллюзорным пламенем, потому что ты в это не веришь.»
- «Что? Как? Я же...»
- «Не перебивай. Сила иллюзии – это обман. А сила любого обмана – это вера в него обманываемых. Если процесс идёт с людьми – тебе нужно убедить их, что то, что ты... допустим говоришь им – истинная правда. Как только они тебе верят – они начинают исполнять твою волю, и действуют по твоему плану. Но когда дело касается неодушевлённых предметов – они сами поверить в истинность слышимого или показываемого не могут, и тебе приходится верить вместо них. Обман всегда питается верой в него, не важно, чья это вера – и чем сильнее эта вера, тем сильнее обман. Если ты хочешь сжечь... допустим многомиллионный город, населённый жителями – тебе достаточно показать им достоверную иллюзию пожара, и они уже своей верой превратят это пламя в настоящее; но если тебе нужно сжечь пустые развалины какого-нибудь дворца – тебе придётся верить в своё пламя самому.»
Джедайт слушал его, затаив дыхание, а потом, подумав, спросил:
- «Но... я же верил, что смогу сжечь этот платок... Даже больше! Я верил, что смогу сжечь булыжник! Почему тогда...»
- «Ты верил в себя, а не в свой огонь. Попробуй понять: ты должен верить даже не в то, что он есть, а в то, что он настоящий! Понимаешь меня? Это очень сложно даже для опытных демонов, проживших много тысяч лет, если тебе это удастся – ты станешь самым молодым демоном, сумевшим придать иллюзии силу реальности. А если ещё учесть, что самому молодому демону, сумевшему это сделать, было тринадцать тысяч семьсот тридцать лет – твой рекорд вообще никто и никогда не превзойдёт!»
Джедайта захватила волна будущей славы, а неизвестный предок продолжал:
- «Понимаешь меня? Знать, что то, что ты создал – иллюзия, и верить в то, что оно настоящее одновременно – крайне сложно. А верить ещё надо настолько сильно, чтобы оно стало настоящим. Хотя бы – на пару мгновений.»
Джедайт вспомнил, как жалко выглядел Кову, когда возомнил себя отпрыском Лорда, и подумал, что так же жалко выглядит сейчас он сам, мнящий себя без пяти минут новым Великим Демоном.
«Я не позволю себе так опозориться!»
- «Я ещё не могу добиться таких высот, но у меня просто нет другого выбора! Я смогу превращать иллюзии в реальности, и  не только на пару секунд, но и на совсем! А сейчас – мне ещё нужно обмануть отца!»
Иллюзорный юноша довольно улыбнулся, и кивнул на прощанье. Джедайт щёлкнул пальцами, и проснулся.
 
БагираДата: Воскресенье, 06.12.2015, 22:56 | Сообщение # 13
Осматривающийся
Сообщений: 39
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 11. ПЛАН СПАСЕНИЯ.

Кунсайт зашвырнул скомканным листом бумаги в дальний угол, и откинулся на спинку кресла. Это было то самое. Неприятности, пришедшие ещё в извещении со стороны Клана Звёздного Света о намерении их навестить. И вот они пришли к своей логической развязке: ему, Кунсайту, выдвинули ноту протеста. За оскорбление, видите ли нанесённое этому недо-демону Литию! А следом за нотой протеста в письме сообщалось, что в следствии того, что он, Кунсайт, не согласился сразу же принести свои извинения Литию, они, Клан Звёздного Света, отказываются от последнего его предложения о сотрудничестве.
Кунсайт сжал кулаки. При воспоминании о поведении этого существа во время обеда, у него перехватило дыхание. Снова захотелось кого-нибудь убить. Например – этого самого Лития.
«Мой сын столько старался, чтобы выглядеть на этом приёме правильно, а он даже не удосужился соблюдать банальные правила этикета! Родственнички... Нет слов!»
Да, провокации были очевидны, но он не мог, по всем законам гордости – не мог! – проигнорировать недостаток уважения, выказанный его первенцу. Проигнорировать такое – значило стерпеть пощёчину, а это – несмываемый позор для всего Клана...
«Ну ничего... Главное – гордость сохранена, а взять их в оборот я всегда успею. Они сами, с радостью и песнями, прийдут ко мне в руки.»

А Янтария в это время читала своё письмо.
«Здравствуй, дорогая дочь наша! Не забыла ли ты, драгоценная, кто твоя семья? Не забыла ли ты, кто тебя родил, вскормил и воспитал? Нам стало известно, что ты саботировала операцию Лития по созданию предлога для отказа от вредоносного для Нашего Клана Кунсайтова предложения о сотрудничестве. Нам крайне не хотелось бы думать, что ты это делала намеренно, чтобы поддержать нашего врага, но всё же... Не забыла ли ты, для чего мы тебя туда послали? И как продвигается операция по превращению Нефрита в сына Звёздного Света? Не забудь – срок абсолютного покровительства Цесаревны Берилл Кунсайту – неумолимо сокращается. А так же, как только он родит и вырастит ещё двух сыновей – Её запрет атаковать его потеряет свою силу. И тогда мы не сможем поручиться за жизнь и здоровье Нефрита, и других твоих будущих детей, если только конечно, они не будут сынами Звёзд. Всё ли ты поняла, дочь наша? Кунсайт должен в близжайшие годы покинуть этот мир, или иначе... всякое может случиться.»

Янтария прочитала письмо, и как только её взгляд коснулся последнего знака в письме, оно вспыхнуло в её руках, и рассыпалось тонким пеплом. Минуту она стояла не шевелясь, затем резко развернулась, и помчалась быстрыми шагами к Кунсайту.

Его она нашла в кабинете, в особенно злорадном настроении, и по всей видимости – сегодня ещё даже не ложившимся. Он поднял сверкающие из подлобья глаза, и  вопросительно посмотрел на жену.
- «Кунсайт, нам надо поговорить.»
- «Я надеюсь, это не новая модная штучка, которой у тебя ещё нет?»
- «Нет, это старый, пароноидальный пердун, который у нас есть. У обоих.»
Глаза Кунсайта заблестели азартным огоньком.
- «О-хо-хо! Милая! Я надеюсь, ты не меня имеешь в виду?»
- «Нет. Я имею в виду Цезия.»
Кунсайт снова помрачнел, и сделался темнее тучи.
- «Цезий... Что ещё он решил нам устроить?»
- «Он хочет, чтобы я убила тебя, или он убьёт Нефрайто!»
Кунсайт перевёл взгляд на стол, и невидящим оком остановился на письменных перьях. Спокойнее и печальнее одновременно, он не выглядел никогда. Затем, не отрывая взгляда от перьев, он так же спокойно произнёс:
- «Если это единственный способ спасти Нефрайто – я согласен.»
- «Что?!»
- «Я сам покончу с собой, если это гарантирует моему сыну жизнь и достаток.»
- «Кунсайто, что ты несёшь? Где тот боец, которого я привыкла видеть?»
- «Он всё ещё здесь, Янтария, он всё ещё здесь. Но он не сможет в одиночку защитить своего сына и свою жену, и коли ему выдвинуто условие, при котором он должен выбирать между своей жизнью, и жизнью сына – он конечно же выберет жизнь сына, а сам пойдёт на смерть.»
- «Но, Кунсайто, постой!..» - Янтария металась, как раненная орлица, не зная, что придумать. И тут к ней пришла замечательная идея, которая должна была остановить любимого супруга.
- «Это ведь не гарантирует Нефрайто жизнь!»
- «Что?»
- «Это не гарантирует Нефрайто жизнь. Если ты покончишь с собой, или дашь себя убить – Нефрайто останется беззащитен!»
- «...?»
- «Я не смогу оградить его от тирании моих родственников, ведь я – одна из младших и слабейших дочерей Клана!»
Кунсайт внимательно нахмурился, продолжая вникать в суть того, что говорила жена, а Янтария, радостная тем, что ей удалось отвлечь любимого от мыслей о неизбежности гибели, вдохновенно продолжала развивать свою мысль.
- «Цезий непременно посягнёт на твои земли, и Нефрайто, как их наследник, не потерпит этого. Он объявит об этом Цезию, и Цезий запросто убьёт его – как старший и сильнейший демон, просто, чтобы не было проблем. Или он обманом заставит Нефрайто принять печать подчинения, и тогда все земли Нефрайто отойдут Цезию, а сам он будет жить на положении раба... в сырой пристройке... с продуваемыми окнами... и сквозящими щелями...»
- «Всё, я понял.»
- «Носить по неделям не стиранную одежду...»
- «Я понял...»
- «Есть с одного стола с ёмами...»
- «Я сказал – я понял!..»
- «Выполнять приказы всяких неучей, вроде Лития...»
- «Я сказал – хватит!!!...»
- «И самое страшное – получать физические наказания от них, наравне со всеми рабами!»
- «Ты что хочешь – чтобы я сейчас же их всех убил?»

Янтария вышла, а Кунсайт, скрипя зубами, развернулся к окну, и глянул во двор, на манеж, где в это время занимался Нефрит. Ему очень не нравился вариант, который предложила Янтария, но как Повелитель Разума, он видел, что других путей нет.
«Не бойся сынок, папа всех убьёт...»

Джедайт собирался потренероваться ещё недели две, перед тем, как решиться проникнуть в разум к отцу, но в эту ночь что-то побудило его отказаться от этого плана, и идти прямо сейчас. Кунсайт встретил его недоверчивым взглядом:
- «Ты кто такой?»
Джедайт интуитивно решил не давать собственного ответа, и предоставить отцу сделать собственное предположение, собственный вывод.
- «Разве ты меня не узнаёшь?»
- «Нет, не узнаю. Даже более того – я тебя не знаю.»
- «Как же так? Постарайся вспомнить меня.»
- «Я тебя не помню.»
- «Давай же, вспоминай.»
- «Я тебя не знаю.»
- «Знаешь. И очень глубоко – помнишь. Вспоминай.»
- «Кто ты такой? Я тебя не знаю.»
- «Вспоминай. Постарайся меня вспомнить.»
- «Кто ты такой?»
- «Думай. Кто я такой?»
- «Я не могу понять – кто ты такой?»
- «Старательно думай. Кто я могу быть?»
- «Не знаю.»
- «Думай.»
- «Кем ты можешь быть?»
- «Думай. Кем я могу быть?»
- «Я тебя не знаю.»
- «Кого ты можешь не помнить?»
- «Хмм... Так сразу и не скажешь... У меня было много родственников.»
- «Может быть я – один из них?»
- «Может быть... А может быть – и нет.»
Джедайту очень не понравилась эта фраза, в очередной раз сводящая все его усилия на «нет», но он решился идти до победного конца.
«Он всё никак не поддаётся моему гипнозу, даже почти не идёт на поводу. Но ничего, в конце концов – он же Король Разума, другого от него ожидать и не следовало.»
- «Я – один из них.»
- «Кто ты?»
- «Вспоминай.»
- «Кто ты такой?»
- «Вспоминай.»
- «Я не могу тебя вспомнить.»
- «Да. Я – тот, кого ты не можешь вспомнить. Наверное, ты мало со мной общался.»
- «Хмм... Наверное.»
- «С кем ты мало общался?»
- «Да с подавляющим большинством Клана! В основном – с кузенами и кузинами.»
- «Может я твой кузен?»
- «Может. А ты сам этого сказать не можешь?»
- «Это должен сказать ты.»
- «С чего бы это?»
- «Ты должен это СКАЗАТЬ.»
- «С чего бы это?»
- «Ты ДОЛЖЕН это сказать.»
- «Возможно, ты мой кузен.»
- «Ты со мной мало общался.»
- «Да, Возможно.»
- «Я – твой кузен, с которым ты мало общался.»
- «Согласен.»
- «Со мной ты общался меньше всего, поэтому и не помнишь.»
- «Согласен, такое возможно.»
- «Ты полностью со мной согласен.»
- «Я с тобой согласен.»
- «Ты полностью со мной согласен.»
- «Я с тобой согласен. Полностью.»
- «Отлично. Теперь расскажи мне все последние новости. Что происходит в крепости?»
- «Зачем тебе это? Ты ведь и так всё видишь?»
- «Я хочу услышать это от тебя. Расскажи мне все последние новости.»
- «Какие ещё новости? Что тебе рассказать?»
- «Расскажи мне обо всех последних событиях в крепости. Что происходит? Почему стало так много охраны?»
Кунсайт усмехнулся:
- «Это ещё не много! Я планирую увеличить патрули втрое!»
- «Зачем? Что-то случилось? Что вообще происходит?»
- «У нас в окрестностях объявился неизвестный родственничек! Возможно – чей-то шпион, пользующийся родством с нами в своих целях.»
Тут Джедайту стало плохо. Самые худшие предостережения, которые он получил от своего предка из Рода Гэнкаку, и которые надеялся-таки развеять – получали подтверждения...
Он хотел спросить отца – «Как он узнал о нём?», хотя и так уже знал ответ, но вовремя сглотнул конец фразы, и поэтому с его губ сорвалось только единственное:
- «Как...»
Кунсайт внимательно посмотрел на него, потом глубоко вздохнул:
- «Ну как «Как?»... Как дети делаются? Так и этот получился...»
Снова вздохнул, и продолжил, углубляясь в свои мысли:
- «...и ведь я даже не знаю ни его возраста, ни пола! Может быть даже, это и не мальчик, а девочка, и не девочка, а вполне взрослая женщина... Я даже не знаю – кого искать! Всё, что у меня есть – это отпечаток магии, который я получил, когда засёк его... или её.»
- «И что же ты собираешься делать?»
- «Выслежу ублюдка по магической силе, и казню принародно, чтобы если такие ещё где-то имеются – даже не думали на наше имя претендовать!»
«Всё, что говорил Предок – всё правда! Всё сбывается...»
- «И как же ты собираешься выследить этого... ублюдка?»
- «Есть у меня один план – я как раз его привожу в исполнение.»
- «Поделись им со мной?»
- «Нет, это тайна. Вот выловлю падонка – тогда расскажу.»
- «Почему – падонка? Разве он в чём-то виноват?»
- «А ты как думаешь? Он рискнул прийти в наш дом, и заявить о своём присутствии магией. Он подослал ко мне невинных людей – девушку и младенца – он знал, что посылает их на смерть! Но он заявил о себе, когда они уже загнали себя в угол, и их уже было не спасти.»
- «А если он так проверял, что станется с ним?»
- «Тогда – зачем он напоследок объявил о себе? Это не вяжется с разведкой. И к тому же – о клановых принципах ШиТэно известно далеко за пределами нашей планеты, он не мог не знать о них.»
Джедайт сглотнул, и снова вопросительно посмотрел на отца:
- «Так всё же – как ты собираешься выследить этого... падонка?»
- «Я же уже сказал – это тайна.»
- «Мне ты можешь сказать – я никому не разболтаю.»
- «Правда? Можно я даже поверю?»
- «Кому я, по твоему, могу разболтать?»
- «Да хоть врагам, подославшим этого ублюдка!»
- «С какой стати мне рассказывать всё врагам?»
- «Например, если тебя сначала вызвали с помощью некромантии, а подослали ко мне выведать мои военные планы. Призванный дух не может ослушаться призвавшего его.»
- «Только если призвавший знает имя духа, а его не помнишь даже ты. Я не подчиняюсь никому. Ты можешь, не опасаясь, рассказать мне, как ты собираешься выследить этого ублюдка.»
- «И всё же я поостерегусь.»
- «Ты можешь, не опасаясь, рассказать мне, как ты собираешься выследить этого ублюдка.»
- «Я же сказал – я поостерегусь.»
- «Ты можешь, не опасаясь, рассказать мне, как ты собираешься выследить этого ублюдка.»
- «Ты настырен, кузен! Я не собираюсь тебе ничего рассказывать!»
- «Я не подчиняюсь никому. Ты можешь, не опасаясь, рассказать мне, как ты собираешься выследить этого ублюдка.»
- «Вот настырен!»
- «Я же – твоя родня. Я не подчиняюсь никому – ты можешь, не опасаясь, рассказать мне, как ты собираешься выследить этого ублюдка.»
- «Отвяжись уже!»
- «Не отвяжусь. Ты можешь, не опасаясь, рассказать мне, как ты собираешься выследить этого ублюдка.»
- «Да отвяжись ты уже! Я его выслежу с помощью наблюдательной сети магических кристаллов!»
- «А по подробнее?»
- «Вот достал! Эта сеть будет реагировать только на запомненную мною магию, и сразу выследит ублюдка, где бы он не надумал поколдовать!»
- «Эта сеть уже...»
- «Нет! Ещё не развешана! Для этого нужен прецендент, и я его как раз создаю.»
Джедайт уже догадывался, что за прецендент создаёт его отец, но для порядка спросил:
- «А что ты делаешь?»
- «Я создаю видимость преступной попытки человеком заполучить магическую силу. Для такого обряда нужно принести на десять полных лун в жертвы невинных девиц. По одной на каждую. Я уже принёс восемь, и теперь, если шпион следит за происходящим в крепости, он сам сделает вывод, что это за ритуал, а мне будет достаточно только предотвратить его окончание, вовремя поймав «преступника», а сеть слежения – останется «на будуйщее». И как только этот родственничек зашевелится – она сразу его засечёт.»
- «А если это твой сын, или дочь?»
- «Сын или дочь, о которых я не знаю? Тогда тем более – в топку! Клан ШиТэно гордится тем, что в нём никогда не было не чистой крови! Мы отказывались даже от браков с дворянами, у которых в родословной числились ёмы, или тем более  –  люди! У меня могли быть дети на стороне – я много погулял в своё время, но лучше им даже не заикаться о связи со мной! Я не допущу, чтобы гордое имя ШиТэно, столько тысячелетий ревностно хранившее чистоту демонической крови, было опозорено появлением полукровки, и сдалось!»
- «Ясно. Что же ты будешь делать с этим чужаком?»
- «Казню принародно, как сделал это с этими людьми.»
- «К слову о людях: ты собираешься обвинить в своём преступлении неповинного человека, и казнить его. Как это в тебе укладывается?»
- «Очень просто. Это необходимая жертва, во имя спасения нашего клана – я вынужден её принести. В благодарность  я не буду его пытать. Я просто всажу в него наркотик, и пока он будет видеть сны – прикажу отрубить ему голову. Быстро, и легко.»
- «Но если ты впустишь в него наркотик, следящий шпион может задуматься – зачем, и догадается обо всём.»
- «Хмм... А ты прав. Как хорошо иногда бывает обсудить свои планы с настоящим демоном! Тогда я не стану применять наркотик, а лишу его разума. Магический след от воздействия пройдёт через три дня – как раз столько надо, чтобы продержать осуждённого в тюрьме для подготовки все дел к казни – никто ничего и не заметит, даже обладатель Силы Разума.»
- «Тогда лучше лишить его разума уже сейчас, тогда  шпион увидит, что ловили уже безумца.»
- «Отличная идея!»
- «И установи кристаллы на магию, сильнее магии ём.»
- «Почему?»
- «Наш враг – очень сильный. Установи кристаллы на магию, сильнее магии ём.»
- «Хмм... Ну ладно... Только они и так установлены на довольно сильное магическое излучение...»
- «Проверь. Кристаллы обязательно должны быть установлены на магическое излучение, сильнее магии ём.»
- «Хорошо, проверю.»
- «Обязательно проверь. Кристаллы обязательно должны быть установлены на магическое излучение, сильнее магии ём.»
- «Обязательно проверю.»
- «Тогда – до скорого. Я ещё прийду.»
- «До скорого. Кстати – как тебя зовут?»
Неожиданный вопрос застал Джедайта врасплох, но он быстро собрался, и припомнил правила «Высшего» обмана: «никогда не говори жертве ни одного ложного слова, и не давай утвердительных ответов на её предположения. Жертва должна сама предположить то, что тебе нужно, а потом сама поверить, что ты это подтвердил.»
Он повернулся к отцу, и улыбнулся ему в ответ:
- «А как ты меня назовёшь? Как тебе удобнее ко мне обращаться?»
- «Ну, знаешь... я так и не вспомнил твоего имени, а оскорблять тебя, придумывая другие... ты не будешь против, если я буду звать тебя просто – Кузен?»
- «Абсолютно не буду.»
- «Вот и славно. Тогда я теперь всегда к тебе буду обращаться «Кузен».»
- «Договорились.»
Джедайт покинул сон Кунсайта, и проснулся у себя в постели. Было раннее утро. Он с неохотой посмотрел на пляшущих за окном воробьёв, и уставился в потолок.
«Не хочу в это верить. Он всё-таки хочет меня убить. И этот неизвестный человек... необходимая жертва... надо же! Какие понятия! Необходимая жертва... А он ведь после его убийства сосредоточится на поимке меня... И что мне делать?»
Перед глазами пронеслось лицо Кову. В голове снова всплыло словосочетание «необходимая жертва».
«А что если принести его в эту «необходимую жертву»? Ведь отец не успокоится, пока кого-нибудь не убьёт, а тогда...»
Пред глазами встал образ казнённый крестьянки с младенцем.
«И кстати – кто были те девушка с ребёнком? Ведь если бы не они, меня бы уже не было? А магии в них я не чувствовал... Да и отец утверждает, что это были простые люди. Что же тогда получается? Получается – кто-то действительно зазомбировал их, и подослал к моему отцу... зачем-то. И если бы не я, если бы не моя магия на мосту – отец сконцентрировался бы на поиске настоящего врага.»
Джедайт подскочил на кровати.
«Выходит, я виноват в том, что отец по ошибке стал искать не того... не настоящего врага! Надо скорее сказать ему об этом! Стоп! Он не станет меня слушать, он просто казнит!.. А что же делать?»
Он огляделся по сторонам, и уже спокойнее сел.
«И отец уверен, что за ним следят. Тогда, если в тот день за ним следили, то получается... что увидели и меня! Ой-ёй... а если за мной стали уже следить... то значит пытаться сделать что-то тайком – смешно. Значит, я должен спастись только от отца, зная, что за мной неусыпно следят, а потом надоумить его найти этого врага. Выходит, мне придётся с ним объединиться, но так, чтобы меня не считали за врага... иначе – подставят.»
Перед глазами снова встало лицо Кову. В голове снова пронеслись слова «необходимая жертва», но на этот раз Джедайт смирился с её неизбежностью.
«И как хорошо, что я уже закинул удочку в этом направлении... только я тогда и понятия не имел, как всё обернётся. Хотя нет, вру. Догадывался. От того и решил подстраховаться. Но... надо наделить теперь Кову силами, и так, чтобы никто ни о чём не догадался.»
Снизу раздался голос старика:
- Эй, щегол! Иди есть!
Забыв про все волнения, Джедайт соскочил с кровати, и в чём есть, помчался завтракать. Пахло мясом. Внушение действовало.

А в это время, Кунсайт потянулся в своих покоях. Так сладко он уже давно не спал.
«Такое ощущение, что видел кого-то очень дорогого мне... Хотя, о чём это я? Я ведь и сна-то вспомнить не могу. Наверное, ничего не снилось. Да-а-а, давно я так крепко не спал.»


Сообщение отредактировал Багира - Воскресенье, 06.12.2015, 23:55
 
Фанфики/Форум » Фанфики в работе » фанфики категории гет » Ублюдок
Страница 1 из 11
Поиск:

© Darklight Kingdom, 2001-2016 Дизайн: Хризолит aka Лира